Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

о семейном счастье

Прочла "Степфордских жен", кажется впервые. Не знаю, как мне удалось не читать их раньше, хотя сюжет-то, разумеется, знала. Впечатление очень странное, очень.

Collapse )
новый год

(no subject)

Почти по Чехову
Полководец – не слишком юный – овеян славой, ореолом малых, больших и средних побед. Он народом любим вполне и ценим державой – только счастья иль хоть покоя в помине нет.
С полководцем случился сбой семейной программы. До сих пор, хотя и давно со школьной скамьи, он на горе всех славных предков (и лично мамы) не уважил старинный и гордый девиз семьи. Главный зал в их доме украшен большой плитою – старомодной, солидной: мрамор не то гранит. И девиз семьи с похвальною прямотою вот такущими буквами прямо на ней набит. С молчаливым укором, подобно усопшим душам, смотрят лавры из потрепанного венка. Ведь девиз гласит: «Карфаген должен быть разрушен» -- ну а он, как на грех, не разрушил его пока.
Ты сперва – полководцу когда-то внушал науку мудрый папа, отменный воин, почти джедай, -- Карфаген разрушь, ну хотя б на скорую руку, а потом ступай на работу и побеждай.
Но всесильны прокрастинирования законы, да и психика тоже горазда на антраша: побеждать и вправду пора – и работы тонны… А сносить Карфаген – ну совсем не лежит душа.
Он бывал в Карфагене прежде, когда был молод – чтоб припасть к истокам, коснуться рукой начал. Ну не Рим и не Лондон, но город, в целом, как город. Так взглянуть абстрактно – пускай бы себе стоял...
И стоит, зараза, спокоен, неразрушаем. Годы мчатся мимо– осень, зима, весна. И горчит нектар победы вчерашним чаем, и трещит шаблон, полководца лишая сна…
Столько лет недосыпа не каждому, брат, по силам. Видно, нервы не к черту, годы уже не те. Полководец в глухой ночи, запасшись зубилом, с накипевшей яростью мрачно идет к плите.

Как спокойно спится ему под девизом новым (и табличкой на двери с надписью «не будить»)! А на старой плите с отбитым последним словом Карфагену долженствуется просто быть.


На всякий случай сообщаю. У меня все в порядке, если не считать Большой Новогодней Д., которая происходит строго по расписанию.

о колыбельных

Сквозь сон придумалась сказка о том, как три девицы (ну или не три, а больше) пошли к колдунье просить всяких конкурентных преимуществ в том, что для девиц самое главное, -- в удачном замужестве.

Одна попросила просто и незатейливо -- красоты. Ну, заказ типовой, операция отработанная, поэтому и цена невысокая, а что подороже, то первая девица просто не могла себе позволить: ей и замуж-то надо было как можно скорее, потому что родители ее были бедны и им надо было еще младших братьев кормить и младших сестер замуж выдавать. Сделалась она красавицей, да только толку с этого было немного, вокруг нее и так были сплошные красавицы. Говорю же, недорого ведьма за красоту брала. Не прибавилось у девицы тех, кто хотел бы честно взять ее в жены и по-родственному помогать ее родне. Зато от ухажеров отбою не было, один сережки подарит, другой колечко, снесет она сережки с колечком в ломбард -- все и сыты...

Вторая была практичная девушка, серьезная. Красоту считала за баловство и уверена была, что хорошие, правильные женихи выбирают по другим критериям. Домовитость, думала она. Хозяйственность. Борщ, носки с узором, вот это всё. И такое заклинание было у ведьмы, и получилось отлично, только опять же вторая девица упустила из виду, что по-настоящему завидные женихи привыкли, чтобы борщи (да нет, консоме!) им варили повара, а носки, тонкие, скользкие, неполезные, со второго раза рвущиеся носки приобретают в лавках заморских торговцев. И штопать не разрешают, а сразу выбрасывают. За незавидного же она замуж и сама не хотела. Ну ничего, зато открыла школу для бедных девочек, и учила их всему безо всяких заклинаний, и с этого жила -- одна, в уюте, покое и достатке, и сама себе пироги пекла с земляникой и картины вышивала на заглядение.

А третья... Я не знаю, какая она была, третья. Может быть, добрая очень. Может, пожелала для будущего мужа того, о чем сама для себя мечтала. А может, просто застенчивая по-девичьи. Может, она всего-то хотела попросить, чтобы мужчине с ней всегда было в постели хорошо, то есть особых талантов по части секса, -- но вслух она сказала другое: хочу, чтобы рядом со мной хорошо спалось. А ведьма подумала -- как интересно, никто никогда меня о таком не просил... И наколдовала третьей девице, чтобы спящему подле нее всегда снились хорошие сны.

Тут целое дерево вариантов, сама я проснулась и не успела узнать, чем дело кончилось. Может быть, страдающий муками совести вельможа похитил ее и держал в плену в маленькой комнатке позади спальни. Может, гостиницу завела на водах, для господ, страдающих нервным истощением. А может быть, и в самом деле вышла замуж за хорошего парня, по любви, без всяких выгод и дальних расчетов, и жили они душа в душу, и спали всегда обнявшись, и обоим им всегда снились хорошие сны.

об источниках

Как-то довольно давно, лет двенадцать-тринадцать тому назад, моя сослуживица совершенно внезапно, с ровного места завелась на ту тему, что никаких селфмейдменов, а в особенности вуменов не существует и что за каждым молодым предпринимателем, владеющим собственной финансовой империей, стоит его отец, всю эту империю наворовавший, набравший взятками или прихватизировавший.

Я ее запалу сильно удивилась. Не то чтобы она была совсем уж не права, но ведь лихие девяностые закончились буквально вот только что, а эпоха первоначального накопления -- это ведь не пустой звук, я своими глазами наблюдала, как состояния делались буквально из воздуха и в воздух же и уходили, но все-таки не всегда. Кто-то сказочно разбогател и остался богатым, многие обеднели обратно и в итоге остались при своих, многим повезло еще меньше... Сама моя сослуживица, Люся, кстати, была до некоторой степени, в миниатюре, иллюстрацией. Из очень простой семьи: мамка на заводе работает, двое младших братьев еще, батю мамка выгнала за пьянство, он и допился до смерти. Люся была девочка целеустремленная и честолюбивая, получила высшее образование (заочное, по специальности учитель младших классов и музыкальный руководитель), работала как проклятая -- продавала то то, то это, кажется и гербалайф, пошла в риэлторы, и так у нее хорошо получалось, что превратила двухкомнатную хрущобу, где жили они все вчетвером, в роскошные просторные хоромы с евроремонтом и итальянской мебелью. Но тут времена в очередной раз изменились, и, просидев без единой продажи год, Люся нанялась в контору с девяти до шести за маленькую, зато более-менее гарантированную зарплату. И с гордым названием дизайнер еще.

Но Люся себя в пример не приводила, а стала рассказывать о другом. Видела ли я продуктовые магазинчики с таким-то названием, спросила она. Видела, их было очень много, и они были неплохие. А знаю ли, кому они принадлежат? Нет. Ну так вот, хозяйка их -- бывшая Люсина соседка. В их дворе, в такой же хрущобе, жила интеллигентная семья: папа врач, мама учитель, дочка политех окончила и пошла инженером на огромное предприятие, выпускавшее ракеты и фены. Потом ракеты стали не нужны ввиду потепления политического климата, а фены -- потому что в продаже появилось сколько угодно немецких и японских аналогов, а инженеры оказались вынуждены что называется выживать. Эта соседка вспомнила, как ее на лето отправляли к бабушке на дачу, бабушка держала кур, соседка слева приносила парное молоко, сосед справа -- мед с собственной пасеки... Короче, девушка из интеллигентной семьи привозила из бабушкиной деревни молоко и мед ведрами и продавала их в собственном дворе, на табуретке, отливая половником в принесенные баночки. Без разрешения, без медкнижки, без разумеется каких-то анализов, но свежее, деревенское, и на десять копеек дешевле, чем в магазине, где одна химия. Дела шли неплохо, и через какое-то время в этом же дворе за ночь вырос киоск из говна и палок, в котором торговать было удобнее, а потом еще и еще, а сейчас -- целая торговая сеть и в Липецке филиал открывают.

Да, спросила я, и где же тут деньги, которые наворовал ее отец?

Как где, удивилась моей непонятливости Люся. У ее отца же "москвич" был, вот на нем она в деревню и ездила.

о секретах долголетия

Говорили о том, что старые, советской, "понедельниковой" закалки трудовые коллективы -- из тех, в которые приходят по распределению после института, а уходят даже не на пенсию, а сразу на кладбище, -- подобны старым, тех же времен, уже не существующим семьям, где все друг на друга ворчали годами и однако же спина к спине и плечом к плечу, в богатстве и бедности, в здравии и болезни горой стояли друг за друга до золотой свадьбы и далее и посейчас служат недосягаемым примером для трижды разведенных внуков. Как они это делали? Что за секрет знали? Почему нынешние (таперича не то что давеча) так не могут?..

Секрет меж тем прост. Нужно всего-то твердое, непреложное знание, что деваться тебе некуда.

Понятно, что на самом-то деле -- всегда можно было соскочить. И из самых блатных, самых закрытых "ящиков" увольнялись, зачастую теряя в зарплате и блате, но обычно все-таки не в истопники. И из семей уходили -- причем даже не в другую семью, а в никуда, в общежитие, на целину. Бывало, но все-таки очень редко. Потому что практическая возможность лежала вне поля зрения, большинство в ту сторону даже не думало, опции такой задано не было. Здесь Родос, здесь прыгай; ну и прыгали, куда деваться-то. Стерпится -- слюбится, стокгольмский синдром, все дела.

А уже нас, следующее поколение, квартирный вопрос испортил. Не нравится тебе твоя работа? Уходи, ищи другую, и не просто более денежную или с более приятными людьми, а еще и чтобы интересно было. Накопилось раздражение в семье, скучно стало и нерадостно? Уходи, снимай квартиру, ищи другую или другого, чтобы было интересно и радостно и чтобы твоей "половинке" тоже был шанс найти себе что-нибудь получше. Зачем терпеть, ради чего? Жизнь должна быть интересной и приносить радость. Она у тебя одна, как говаривал еще великий советский герой Павка Корчагин, а возможностей вокруг открывается множество, и надо успеть всё перепробовать, не останавливаясь на достигнутом. Донт ворри, би хеппи...

И знаете, что я хочу сказать по этому поводу? Какое черт подери СЧАСТЬЕ, что тот самый секрет -- утерян.
новый год

о профдеформации

Сегодня наткнулась случайно вконтактике на статус, так это кажется называется, -- в общем вверху висит такая фразочка:

Иногда для счастья достаточно всего одного слова: "Печатает".

Надо же, коллега, умилилась я. Из оперативной полиграфии. У нас-то типография настоящая, там большие тиражи, большие машины, но есть также и хороший цветной принтер, на котором печатается всякая мелочевка: миллион открыток сразу с именами-отчествами, или на какой-то особенной бумаге, или просто тираж слишком маленький. Таких принтеров по городу миллион, конкуренция высокая, но и заказы ближе к Новому году валом валят, машина работает на износ -- и норовит сломаться. В прошлом году числа двадцатого декабря у нее навернулся модуль переноса голубого тонера, новый доставили только после каникул, и представляете -- мы ухитрились (я ухитрилась, я! Я крутая!) сделать довольно много красивых, не подкопаешься, новогодних макетов без голубой краски вообще. То есть без синего, без зеленого, без фиолетового и с довольно причудливым серым. И мне удалось! А сейчас как-то всё началось раньше, и принтер (ласково именуемый Ксюшей) уже один раз сломался -- на этот раз умер насовсем, решили мы и даже выпили за помин души, -- но через пару дней как-то починили, и теперь все ходят на цыпочках и молятся, и да, для счастья достаточно всего одного слова: "Печатает".

Однако я просмотрела страничку, и нет, не коллега, просто молодая девочка... Тут-то меня и осенило. Что это не про воскресный мой пост, который про календари, -- а про субботний, который про след от гвоздя и прочие эфемерные чувства. Что речь не о принтере, а об аське или еще какой болталке. Там если собеседник тюкает по клавишам в твоем окошке, то у тебя появляется сообщение "печатает". Тебе печатает, не кому-нибудь там! Сейчас, вот прямо сейчас, через секунду, допечатает и отправит, и ты увидишь!..

И да, для счастья достаточно всего одного слова: "Печатает". Потом-то счастья может и вовсе не стать. Потому что когда он допечатает и нажмет энтер -- черт его знает, что это будет. Может быть, "я тебя люблю, выходи за меня замуж". Может быть, "давай пересечемся как-нибудь". Может быть, "с первым снегом, любимая", или как оно там было, я не смотрела. Может быть, "отвали от меня, достала уже, идиотка"...

Нет уж, пусть лучше печатает.

Пусть печатает, хотя бы до Нового года. А то Ксюша-то наша так скрипит страшно, аж из коридора слышно, сердце кровью обливается.

о делах семейных

Невеста рассказывает: "Мы вообще сначала не хотели никому ничего говорить, даже родителям. Я думала -- тихонечко, быстренько забежим распишемся и никому ничего не скажем, а уж потом когда-нибудь, через месяц, я поменяю фамилию, вконтакте, в фейсбуке, в паспорте, -- и так все и узнают".

И еще. Отличный свадебный тост, вдруг кому пригодится.

(Значительно, торжественно, привлекая всеобщее внимание:) Дорогие имярек и имярек!.. (Мхатовская пауза.) Больше никогда так не делайте!

о житейском

Как-то в одном дружественном журнале разгорелся холивар не хуже, чем на тему "взлетит ли самолет". Вопрос был такой. Представьте себе монету, которую бросают 999 раз подряд, и все 999 раз она выпадает орлом. Увеличивается или уменьшается вероятность того, что в тысячный раз выпадет все-таки решка?

Монетка -- это вам не самолет, представить ее легко, и у каждого в голове тут же вспыхивает твердое знание -- увеличивается или уменьшается, больше половины (должно же уже ЭТО когда-нибудь кончиться!) или меньше (неспроста это, наверное с монеткой что-то не так). Знание это не требует уточнений и еще меньше зависит от подробностей, чем наполовину пустой стакан -- который все-таки разный стакан в зависимости от того, с медом он или с ядом. Оно еще хуже поддается волевой коррекции, чем гифочка с балериной или пресловутое платье -- кошмар фотошопера. Либо больше. Либо меньше. Терциум нон датур.

Меж тем, правильный, научно обоснованный ответ как раз терциум. В смысле, каждый бросок монетки абсолютно независим друг от друга, поэтому для каждого вероятности выпадения орла и решки в точности равны: пятьдесят процентов. Как динозавр у блондинки в анекдоте: либо встретишь, либо нет.

Вспомнила же я об этом, читая нынче мрачненький парафраз на тему "Золушки". Там фея-крестная (злая ведьма на самом деле, но не важно) рассказывает девочкам, что в далекой-далекой стране живет прекрасный-прекрасный принц, который очень хочет жениться на самой лучшей девушке в мире и с этой целью каждый год устраивает бал, на который приглашает всех самых красивых, самых умных, самых добрых девушек со всего света, независимо от их богатства и происхождения. Длится это уже давно, но принц все еще холост, "так что у каждой из вас, девочки, есть шанс выйти замуж за настоящего принца!"

Ведьма, похоже, большевичка или пытается выдать себя за нее, исподволь внушая, что раз принц ищет жену так долго, -- значит, вот-вот найдет. Я же, наоборот, твердо уверена: раз посейчас не женился -- то и не женится. Потому что не случайно ему не нравится никто, не надо ему это, значит.

А на самом-то деле вероятность выйти замуж за принца -- ровно те же самые пятьдесят процентов. Либо выйдешь, либо нет.
новый год

о грамматическом

В каких-то фэнтезях и даже кажется научных фантастиках наверняка попадался мне такой сюжетный ход, а вспомнить не могу, помогите: герой получает некий текст, читает его, пытается понять -- и в результате впадает в некое измененное состояние сознания, а то и вовсе перемещается куда-то, что и приводит к разнообразным сюжетообразующим последствиям.

Сегодня мне вконтакте предложил дружбу некий незнакомый юзер. Бывает это крайне редко, и я обычно смотрю, кто такой и откуда взялся. Так вот у этого юзера "на стене" было среди прочего начертано следующее:

надеется на лучшее, жить настоящим, смирится с неизбежным!!!

Семья из трех человек смирится с неизбежным. Чистоту и порядок гарантируем.

об этике и психологии семейной жизни

Читаю фантастику, в том числе про придуманное племя патриархальных гордых горцев.

В племени все мужчины до единого заняты исконно мужским делом -- войной, с раннего отрочества и, по возможности, до героической гибели. Домой с войны мужчина приходит в трех случаях: зачать сына, наречь сына, забрать сына с собой на войну. Рождаются у них, что интересно, в самом деле по большей части сыновья, дочерей в несколько раз меньше. Вся мирная жизнь, таким образом, обеспечивается женщинами, детьми и немногими стариками и инвалидами. Получается, что их патриархат на деле довольно умозрительный: на войне, видимо, командуют те, у кого это лучше получается (но я пока вообще ничего об этом не прочла), а в тылу -- женщины, но не самые старшие старухи, как можно было бы подумать. У них есть классическая для фэнтези институция Мудрых Женщин, ведуний, которые владеют всякими полезными знаниями и умениями -- медицина, агротехника, всякие способы установления справедливости, обычаи и суеверия, куда ж без них. Всему этому учат старшую дочь в семье: если повезло, то мать, если не повезло и мать не умеет, то бабушка или тетка, сестра матери. Эти старшие дочери в любом возрасте, с юности, пользуются уважением -- номинально почти таким же, как мужчины, на практике гораздо большим, потому что где они, эти мужчины?.. А остальные женщины бесправны и забиты, как и полагается женщинам отсталых народов.

Среди прочих привилегий старших дочерей -- право самим избирать себе жениха. Во всяком случае, самостоятельно выбирать среди желающих и отказывать тем, кто не по сердцу. Младшие же, понятное дело, идут за кого скажут, даже в мыслях не возразив. Впрочем, по большому счету не имеет большого значения, кто твой муж, потому что он все равно приезжает домой буквально на одну ночь в год, чтобы зачать очередного ребенка (а Мудрые знают, в какой день это можно сделать наверняка). Тем не менее существует полезный обычай: когда обычная, не обученная ведовству, подневольная девушка идет замуж, то к брачной ночи ей старшая сестра готовит особый напиток, от которого она на брачном ложе впадает в экстаз и возносится на вершину блаженства, и муж тоже познаёт вместе с ней райскую сладость страсти. Наутро она практически ничего не помнит, в следующие мужнины визиты ей уже никакого приворотного зелья не полагается, но импринтинг есть импринтинг, и мужа она в дальнейшем любит, почитает и ждет с великим нетерпением.

А старшая дочь, напоминаю, замуж идет не за того, на кого отец или старший брат указал, а за того, кого сама выбрала. С открытыми глазами, в здравом уме и твердой памяти. А потому для себя она напитка не готовит и не пьет.

И вот спрашивается, кто из них по факту счастливее в браке?..