Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

о карьерном

Опять же случайно прочла про трансформационную игру "Гейша", направленную на раскрытие женской сути и тэ пэ, подробностей не знаю; возможно, это такая монополия, только не про материальные объекты и деньги, а про что-то более возвышенное. Это, собственно, и не важно. Там говорилось, что в процессе игры каждая участница выиграла: кто-то обрел свое женское счастье, кто-то стал любимой гейшей императора, а кто-то даже императрицей!

И не в том даже дело, что женское счастье явно противопоставлялось вступлению в удачный союз.

Дело в том, что я обчиталась и увидела -- "стала любимой ТЕЩЕЙ императора".

И вы знаете, это ведь очень, очень занятный тип женской карьеры. Совсем другой, чем через собственный любовный союз. Лишенный неприятных моментов типа необходимости спать с (вероятно) омерзительным императором. Позволяющий все заслуги приписывать себе, а все неудачи -- бестолковой, несмотря на вложенные старания, дочери. Дарующий возможность действительно как-то осмысленно влиять на ситуацию во всеоружии опыта, с холодным сердцем, без идиотской романтической вовлеченности. Ну и еще всякие менее очевидные бонусы, хотя бы даже отсутствие опасности растолстеть и подурнеть.

Главное, когда я написала там о своей очитке, мне рассказали про какой-то фильм, где мать отбила мужа у дочери... Ну и, спрашивается, зачем бы действительно мудрой женщине менять такую прекрасную карьеру -- на такую идиотскую? Все равно что из генеральных директоров в рецепционистки.
новый год

(no subject)

Почти по Чехову
Полководец – не слишком юный – овеян славой, ореолом малых, больших и средних побед. Он народом любим вполне и ценим державой – только счастья иль хоть покоя в помине нет.
С полководцем случился сбой семейной программы. До сих пор, хотя и давно со школьной скамьи, он на горе всех славных предков (и лично мамы) не уважил старинный и гордый девиз семьи. Главный зал в их доме украшен большой плитою – старомодной, солидной: мрамор не то гранит. И девиз семьи с похвальною прямотою вот такущими буквами прямо на ней набит. С молчаливым укором, подобно усопшим душам, смотрят лавры из потрепанного венка. Ведь девиз гласит: «Карфаген должен быть разрушен» -- ну а он, как на грех, не разрушил его пока.
Ты сперва – полководцу когда-то внушал науку мудрый папа, отменный воин, почти джедай, -- Карфаген разрушь, ну хотя б на скорую руку, а потом ступай на работу и побеждай.
Но всесильны прокрастинирования законы, да и психика тоже горазда на антраша: побеждать и вправду пора – и работы тонны… А сносить Карфаген – ну совсем не лежит душа.
Он бывал в Карфагене прежде, когда был молод – чтоб припасть к истокам, коснуться рукой начал. Ну не Рим и не Лондон, но город, в целом, как город. Так взглянуть абстрактно – пускай бы себе стоял...
И стоит, зараза, спокоен, неразрушаем. Годы мчатся мимо– осень, зима, весна. И горчит нектар победы вчерашним чаем, и трещит шаблон, полководца лишая сна…
Столько лет недосыпа не каждому, брат, по силам. Видно, нервы не к черту, годы уже не те. Полководец в глухой ночи, запасшись зубилом, с накипевшей яростью мрачно идет к плите.

Как спокойно спится ему под девизом новым (и табличкой на двери с надписью «не будить»)! А на старой плите с отбитым последним словом Карфагену долженствуется просто быть.


На всякий случай сообщаю. У меня все в порядке, если не считать Большой Новогодней Д., которая происходит строго по расписанию.

о погоде

Вчера ледяным ветром отрывало уши от головы; сегодня вечером было +10; завтра утром обещают еще больше -- а вечером снова ноль, причем легко себе представить, что с чудовищным гололедом. По этому поводу головы у бедного мурмеля-метеопата нет совсем, ни одной.

А в том, что есть вместо нее, вяло ворочается зачин стихотворения, и когда-нибудь я даже, может быть, его сочиню.

"Повесть врЕменных лет и перманентных зим..."

об утратившем актуальность

Пару дней назад все обсуждали высказывание одного известного человека 1975-го года рождения, что мол при Советском Союзе сифилиса не было (да и откуда ему было взяться, без секса-то), и поэтому можно было без опасений пить газировку из автомата посредством прилагавшегося к автомату граненого стакана. И так серьезно обсуждали, со статистикой, и доказывали, что сифилис был, правда расходились во мнениях, в зависимости от того, на чьи статистические данные опирались: одни говорили, что хлеще, чем сейчас, а другие -- что сейчас хлеще, чем тогда. Но что был -- все сходились.

А ведь речь-то в любом случае шла не о том, какова была реальная опасность заразиться венерическими заболеваниями. Речь шла о том, существовал ли страх перед этой опасностью; и нет, его практически не существовало. Могу даже сказать -- я ведь постарше все-таки, чем 1975, и при Советском Союзе уже даже дожила до возраста согласия, -- что и при сексе (которого не было, но что-то же было?.. Вероятно, любовь?..) не рассматривалась такая возможность, и хотя презервативы продавались и стоили ерунду, но пользоваться ими в широких массах считалось совершенно бессмысленным и вообще глупым.

Вообще, опасность и страх перед опасностью связаны между собой чрезвычайно опосредованно. Самый наглядный пример -- самолеты: реальная вероятность пострадать в авиакатастрофе при каждом конкретном полете ничтожна, но процентов семьдесят людей боятся летать, в разной степени: от панического ужаса до бодряческого "ну что ж, все равно умирать придется, так почему не сейчас". Впрочем, еще нагляднее -- мыши, вообще совершенно безвредные на расстоянии визуального контакта. Обратные примеры тоже конечно есть.

Однако как раз про газировку и сифилис помню я одну совершенно жуткую историю. Collapse )

об отражениях

Говорили о том, что герои анекдотов получаются главным образом из кино -- сначала Холмс, а потом для доказательства Чапаев, Штирлиц, поручик Ржевский... А ты знаешь, откуда поручик Ржевский? -- знаю, но как-то недавно, а когда кино показывали -- и в голову не приходило. Но зато такой персонаж, оказывается, есть в каких-то романах про попаданцев, даже не в одном. Ой, спрашиваю, а какой он там? Ну, как в анекдотах. Так это же, огорчаюсь, неинтересно (а сама вспоминаю "Феномен исчезновения" Бестера).

И тут же я поняла, какого поручика Ржевского вписала бы в историю... ну, если бы умела писать историю, конечно.

Он был бы у меня -- хороший. Такой прямо совсем хороший. Он был бы ум, честь и совесть, он брезговал бы пьянством, презирал азартные игры, к женщинам порядочным относился бы с уважением, а прочих -- просто не замечал, был бы разумеется отличником боевой и политической подготовки, а по окончании дневных обязательных дел шел бы к себе и тихонько разучивал на клавесинах композиторов барокко и читал философов-просветителей в подлиннике. Короче, товарищи ненавидели бы его лютой ненавистью -- и именно поэтому он был бы героем всех дурацких анекдотов. Всех до единого.

Да, я очень банальна и предсказуема в своем стремлении сделать всё наоборот. Я знаю.

об истоках

Пытаюсь разобраться, как пользуются фейсбуком. Пока не очень; однако внезапно (на третий месяц что ли) до меня дошло, что меня в фейсбуке зовут именем-фамилией, а тут -- мурмелем, просто мурмелем, а имени-фамилии моих не знают даже многие из тех, с кем я можно сказать близко дружила годами. То есть я им пишу комментарии как старым знакомым, а они наверное недоумевают, что это за фамильярное безобразие выискалось. Короче, подумала, что надо (раз уж все равно не получилось начать новую жизнь и прикинуться кем-нибудь другим) хотя бы поставить привычный юзерпик. А картинку там почему-то требуют большую, а фотошоп грузить между тем лень, поэтому я решила поискать в сети исходник зверька с кружкой, с которым я так сроднилась за последние 12 лет.

В общем, иллюстрация Люси Милько (любезно, хотя и сильно задним числом, разрешившей мне ее использовать) на дивном, дивном сайте под названием "Ленин и барсук", под вот таким стихотворением:

Жил у меня в саду сурок
В ветвях он гнезда вил.
Гонял он галок и сорок
И чай со мною пил.


Там еще много всякого под лозунгом "Где Автор Брал Траву". Если у вас есть маленькие дети, им вероятно понравится.
новый год

о круге чтения

Я тут в рамках проекта "начни новую жизнь с Нового года" решила записывать всё, что читаю, с некоторыми даже я бы сказала аннотациями и рецензиями, желательно не длиннее одной строки. Во-первых, склероз. Во-вторых, самой любопытно, сколько же я читаю фигни (потому что всё, что я читаю, это фигня, будем честны). В-третьих, не то чтобы я собиралась выкладывать списки на всеобщее обозрение -- стыдно все-таки, вдруг у кого-то еще остались иллюзии насчет моей интеллигентности или там упасигосподи хорошего вкуса, -- но тему для поста найти так трудно и все труднее и труднее, а тут хоть что-то. В общем, решительно решила. Предвкушала, можно сказать, репетировала мысленно. И вот.

Первую книгу нового года я дочитала, строго говоря, еще в прошлом -- пришлось бросить на самом интересном месте, когда уже фактически куранты заблямкали, вернулась минут через десять, а уже на следующем экране была глава "от автора" с благодарностями. Но формально полночь к тому моменту уже миновала.

"Террор" Дэна Симмонса. Боже, помилуй полярников; на этом, собственно, рецензию можно считать законченной.

Вообще очень духоподъемное чтение в праздник, типичная рождественская сказочка: у них там настолько все плохо, что проникаешься лютой благодарностью к своей собственной жизни, какая бы объективно и тем более субъективно хреновая она ни была -- ТАК плохо у тебя никогда не будет, ттт. Ну и конец можно сказать счастливый, но счастливый своеобразно: типа "все умерли, но хорошие -- с улыбкой на устах". И в процессе чтения пишу приятелю, вот мол что читаю, ужас как у них там всё плохо, так жалко бедных зайчиков. А приятель отвечает: не читай, там всё вранье, экспедиция Джона Франклина пропала намертво, ничего от нее не нашли, ни останков, ни записей, так что автор всё выдумал, хочешь читать про полярников -- я тебе историческое исследование дам. Что ж ты, пишу я ему, спойлеришь -- ни останков, ни записей, я так надеялась, что они спасутся!.. И тут же стыдно мне стало до невозможности. Представляете себе идиотку, которая читает "Анну Каренину" и переживает -- поженятся или нет? Вот именно такой идиоткой я себя перед ним и выставила. Потому что понятно же, что каждому приличному человеку должно быть известно, что сталось с экспедицией Джона Франклина.

А дочитав "от автора" про полярников, минут пятнадцать после наступления года Обезьяны, я взялась за детектив -- и там в первой же сцене воскресает из мертвых подопытная макака. Очень, очень символично. Но детектив я еще не дочитала, поэтому кто убил макаку, я вам не скажу.

о самом лучшем

Случайно в чужом вконтактике (вот ведь неиссякаемый источник удивления!) увидела открытку, или как еще это назвать: фотография нижней части мужского лица, губы и подбородок, не то чтобы прямо в бороде, но явно перешагнувшие порог простой небритости. И поверх -- надпись приблизительно такого содержания: раз уж самый лучший человек в мире носил бороду, то, наверное, борода -- это хорошо!

И тут я высаживаюсь на измену. Потому что понятия не имею, кого имел в виду автор. Фрагмент лица ничего мне не говорит -- ну фоточка вроде относительно свежая, судя по цвету и вообще, ну кожа молодая, ну стиль зарастания хипстерский, но я понятия не имею, кто это. Может, какая-нибудь звезда театра, кино и телевизора. Может, бойфренд создательницы открытки. Может, просто картинка из гугла. Но кто выступает в качестве идеала? Иисус? Ленин? Че Геварра? Фрейд? Звезда театра, кино и телевизора? Бойфренд?.. Загадка. Совершенно бессмысленная для меня -- я не знаю девушку, которая это перепостила, искала ее тезку, да и о тезке ни черта не знаю, кроме места работы менеджером в абсолютно рядовой конторе, и нужна-то она мне на один секундный вопрос по работе, -- но оттого и нерешаемая: про сколько-нибудь знакомых я бы уж как-нибудь сообразила бы, методом исключения. А так прямо любопытство заедает до чесучки, аж кушать не могу.

Начинаю спамить.

Как это ты не можешь отличить на фоточке Ленина от Иисуса, пишет подруга. Если на плече бревно - это Ленин, если за спиной крест - Иисус. Я обычно так ориентируюсь. К тому же ты забыла Толстого, Достоевского и Чайковского. И Генриха Восьмого, вспоминаю я. И Ивана Грозного, чего уж, добавляет она.

Увы, на фото нет ни креста, ни необработанного бревна, и даже о форме бороды ничего внятного сказать нельзя. Даже Толстой мог бы быть, если в молодости. Так и не узнаю, кто же он, самый лучший человек в мире. Помру, не познав идеала.

Хотя (при прочих равных, в простом большинстве случаев) борода это таки да, хорошо.

о биографии

Когда-то тысячу лет назад, Джо, у меня был гражданский муж по имени экстрасенс Григорий. Предвосхищая вопросы -- нет, экстрасенсом он был не в большей степени, чем Паша Заяц был зайцем, -- а Паша Заяц, насколько я помню, в автобусе за себя платил аккуратно, хотя бы из чувства противоречия. Человек он однако же (Григорий, я имею в виду) был занятный, и отношения у нас с ним были занятные, из тех, что должны бы давать занятие и кусок хлеба целой армии психотерапевтов на долгие годы; однако я, в силу присущих мне жадности и эгоизма, к психотерапевтам не пошла, постановив волевым решением -- самадуравиновата. Понимаете, у нас была любовь, мы очень любили друг друга, Григорий очень любил меня, пока я, в силу присущих мне приземленности и отсутствия романтики, не убила эту его любовь. И он рассказывал мне, каков был первый звоночек.

Это было в самом-самом начале, практически в медовый месяц. Я заболела ангиной. Болела я тяжело, мне было больно, мне было плохо, меня тошнило (с больным горлом самое то), от температуры я мерзла в жаркий летний день и вообще вид имела крайне непрезентабельный. Григорий очень хотел как-нибудь обо мне позаботиться и облегчить мое состояние, и чтобы меня развлечь и утешить -- решил рассказать мне сказку.

Жила-была девочка Оля, начал он придурошно-эпическим голосом.

...А потом сдохла, сипло перебила я его из-под двух одеял.

Он почему-то ужасно обиделся и ушел, хлопнув дверью, а я поплакала и наконец-то заснула и проспала весь день, и так и не узнала, что же все-таки произошло с девочкой Олей до того, как она, безусловно, рано или поздно сдохла.

И вот всё чаще кажется мне, что ничего.

о критериях зачета

Турецкие гиды непрерывно сыплют древними легендами на все случаи жизни, по большей части столь же убедительными, как легенда озера Иссык-Куль, что в переводе означает "Сердце красавицы склонно к измене". Впрочем, почему бы Средиземноморскому побережью, заселенному с античных времен, не быть обсаженным древними легендами, и если уж ехать от аэропорта до гостиницы полтора часа, то почему бы не развлекать туристов -- туристы же обычно любят, чтобы их развлекали... Я-то очень плохая туристка, я приезжаю на неделю раз в году, и все, что мне нужно, -- это сидеть на песочке и болтаться в соленой воде, так что на экскурсии не езжу и экскурсоводов стараюсь пропускать мимо ушей, а уж имена и названия не запоминаю вовсе, -- но одна легенда произвела на меня сильное впечатление.

Итак. Посмотрите направо. Когда-то примерно вон там стоял древний город, и у его правителя была дочь, и решил он выдать ее за зодчего, который лучше всего послужит его городу. (По каким принципам великие в легендах назначают правителей, женихов и прочее -- понятия не имею. Наверное, чтобы было интереснее слушать.) Так или иначе, претенденты нашлись. Сколько всего было проектов, нам не сказали, но в финал вышли два, и вот настал день госприемки.

Первым царь пошел смотреть акведук, и пришел в восторг. В самом деле, трудно было представить более полезное сооружение, ведь теперь горожанам не придется брать тухлую грязную воду из речки: прекрасная, свежая, холодная ледниковая вода пришла в город, прямо к порогам их домов, хочешь пей, хочешь мойся. Теперь тяжелые болезни останутся в прошлом, одежды красавиц засияют снежной белизной. А как радовали глаз высокие, стройные арки, по верху которых были проложены трубы!.. Годится, сказал царь зодчему. Порадовал ты меня, сынок. Бери мою распустеху в жены, а что там конкурент твой наворотил -- я даже и смотреть не пойду.

Но царя убедили, что он должен поступить по справедливости и оценить второе, не менее грандиозное творение. Он пришел вместе со своей свитой. Это оказался исполинский амфитеатр. Ну, что интересного может быть в амфитеатре? Ряды, ряды и ряды жестких, неудобных каменных скамеек, где-то внизу сцена, где должны разыгрываться комедии и трагедии... Подумаешь. Баловство. Да и очень уж он был огромен, все население великого города, которым правил царь (а город этот был, надо полагать, размером с наш дачный кооператив), могло бы усесться там раз десять. Или сто. Фигня какая-то, вынес вердикт царь, разве так надо бороться за руку моей ненаглядной дочери? Пошли отсюда.

И в этот момент прямо за спиной у него заплакал ребенок.

Эт-то еще что такое, взвревел царь, оборачиваясь, кто сюда младенца притащил?! Но никакого младенца поблизости не было. Напрасно охрана осматривала ближние скамьи и ругала лоббистов проекта номер два. Так бы все и остались в недоумении, как вдруг кто-то заметил ребенка, лежащего на самой передней скамье, у самой сцены, далеко-далеко впереди и внизу от топчущейся в нетерпении свиты. Но амфитеатр спроектирован был столь чудесно, акустика его была так совершенна, что звук дошел до ушей царя не ослабевшим и не исказившимся, и царь пришел в такой восторг, что передумал и выдал дочку за второго зодчего.

Надо же, думаю я. Вот уж действительно, слезинка ребенка перетянула чашу весов. Но ведь в самом деле, акведук вещь безоговорочно полезная, -- а театр? Который и задействован-то несколько дней в году?.. Да еще несуразно огромный, в который надо согнать жителей всех окрестных городов и сел, чтобы хоть какой-то смысл в нем появился?.. И тут-то меня и осенило: если придут люди из других мест -- это ж ТУРИЗМ и будет! А туризм -- очень, очень полезная штука. Может, даже и полезнее водопровода.

И, конечно, туристы же любят, чтобы их развлекали.