January 9th, 2018

об одиночестве

Фейсбук показал запись за самый-самый конец позапрошлого года, сама бы я не вспомнила, а впечатление было сильное.

Еду, значит, в лифте в торговом центре -- 30 декабря, толпы, безумие, -- а рядом со мной стоят такие офисные мужчина и женщина средних лет (помоложе меня, но ненамного). И она ему говорит, спокойно так, без всякого, заметьте, надрыва:

-- Сама селфи делаю, сама фотошоплю, сама лайкаю.

о дизайне

У нас тут была все каникулы такая погода, как будто авансом дали конец марта (а второй раз, скорее всего, не дадут: после длинного-длинного февраля немедленно настанет лето, плавали, знаем). Тепло, туман, влажность, все серенькое-полупрозрачное. Прелесть, а не погода. Потом один раз выпало сантиметров десять снега, его тут же счистили -- и молодцы, -- остальное смыло дождем, остался в основном чистый сухой тротуар. А в последний день все-таки подморозило и солнце включили на максимум.

В итоге на чистом сухом тротуаре кое-где все-таки остались небольшие такие островки ярко-белого, сверкающе-фаянсового снега. Твердости тоже фаянсовой. Промять или разбить блестящую ледяную корочку совершенно невозможно; но кое-где на ней остались следы -- и тоже закаменели.

В общем, я придумала сервиз. Белые тарелки самой простой формы, покрытые очень плотной, очень гладкой, аж просвечивающей вглубь глазурью. И в качестве декора -- неглубокие вдавленные следы, пересекающие тарелку по хорде где-нибудь сбоку. На больших, под мясо, -- мужских ботинок. На средних, салатных, -- дамских сапожек на каблучке. На маленьких, пирожковых, -- детские, широкенькие, с затейливым протектором. Не в натуральную величину, разумеется, но в масштабе.

Или, соответственно, крупная собака, кошка, белочка.

А на чашках и блюдечках -- птички...