murmele (murmele) wrote,
murmele
murmele

о парадоксальном

Однажды тыщу лет назад приятельница привела ко мне на чай какого-то своего нового ухажера. Тот был молод, спортивен, довольно хорош собой и развлекал дам, то есть нас, байками из своей боевой юности. В основном одной байкой: о том, как они с другом, оба разрядники по боксу, придумали себе приятное и полезное во всех смыслах развлечение.

Развлечение состояло в том, чтобы вечером пойти в одиночку (заранее договаривались, кто в какой вечер) в известное всему городу кафе, где в те времена собирались лица, э-э, нетрадиционной ориентации, ну вы поняли. Прийти значит в наглаженной рубашечке, взять чашечку кофе, сесть скромненько за столик в уголке, смотреть больше в столешницу, а не по сторонам. Если заговорят -- отвечать приветливо. Если захотят угостить, пирожным там или коньячком, -- принимать и благодарить. Если пригласят прогуляться -- идти, обычно до ближайшей подворотни, куда обычно и прогуливались. А там молниеносно и жестоко избить визави, обычно немолодого и не ожидающего такого реприманда, до потери сознания, вытащить деньги из бумажника, если есть паспорт -- изорвать в клочья, часы еще взять можно. Высшим шиком считалось, извините, девочки, обоссать поверженное тело. И спокойно идти домой -- сытым и пьяным на халяву, поразмявшимся, при деньгах, да еще и вроде как полезное дело сделал.

Простите, вежливо спросила я, я вообще вежливая очень, -- простите, а вам не кажется, что это был довольно-таки нехороший поступок? Преступление вообще-то?.. Да ну, фигня, улыбнулся рассказчик, ни один заяву не накатал, понимают же. Да они и друг другу-то не особо рассказывали. Но послушайте, с людьми так же нельзя? -- Так то с людьми, убежденно ответил он, а это пидоры. Извините, девочки.

Я попросила приятельницу помочь мне что ли отнести посуду на кухню и там, на кухне, спросила: это ваще ЧТО?! Ты мне кого в дом привела?! Да, какой-то он дурак, ответила она с сожалением, -- но наверняка ведь всё врет. Ну и что, что врет, возразила я. Даже еще и хуже. В реальной жизни мало ли что с кем бывает, а если врет, значит на самом деле такой и есть!

Тогда эта мысль пришла мне в голову, кажется, впервые. Приятельница ее не поняла, да и потом сколько раз я пыталась кому-нибудь объяснить -- никто не проникся; но одно дело, когда это моя собственная мысль, а сегодня вот я ее в книжке прочитала, а в книжке оно всегда звучит убедительнее.

Наша ложь гораздо больше говорит о нас, чем самая правдивая правда. Когда говоришь о себе правду — правда, это то, что с тобой действительно случилось: это твой отрезок мировой истории. И ведь не имеешь, не имела над ним никакого контроля, не ты выбрала место своего рождения, не ты выбрала себе родителей, не могла повлиять на то, как тебя воспитают, не выбирала своей жизни; ситуаций, в которых ты бывала — не были творениями твоего воображения; люди, с которыми пришлось иметь дело, не были тобою придуманы, и ты не давала разрешения на мгновения счастья или несчастья, которые стали твоим уделом. Большая часть из того, что с нами происходит, это дело случая. А вот ложь полностью родится от тебя, над ложью ты обладаешь полнейшим контролем, она родилась из тебя, тобою кормится и рассказывает только о тебе. Так в чем ты открываешься сильнее: в правде или во лжи? (с) Яцек Дукай, "Лед".
Tags: и другие веселые истории
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 39 comments