murmele (murmele) wrote,
murmele
murmele

о сыроядении

Поймала случайно в фейсбуке (и тут же потеряла) любопытное. Автор описывает сеанс в кинотеатре -- интеллигентный, непростой итальянский фильм, без дубляжа, с английскими субтитрами. Публика в зале соответственная. И вдруг в кадре является рука героя с большим куском пармезана, и весь зал в едином порыве делает такое оргазмическое аххххх!.. Абзац. Завершающий аккорд: шел третий год духовности.

Фейсбук имеет одно очень существенное отличие от жж. Здесь я читаю только тех, кого собралась читать, поэтому обычно могу хоть как-то себе представить, что хотел сказать автор и в каком случае предполагалась табличка "сарказм". В фейсбуке же в мою ленту попадает не только написанное друзьями, но и каким-то образом друзей заинтересовавшее, то, куда они поставили лайк или написали комментарий; причем я даже не могу ориентироваться на личность комментатора -- может, он где-нибудь там написал "ну и чушь", а не найдешь среди множества веток. Короче, я так и не поняла, что имел в виду автор и кого осудил (а осудил ведь явно): правительство и лично тирана Путина -- за то, что лишает интеллигенцию так необходимого интеллигенции для ее существования пармезана, или саму эту интеллигенцию за то, что ей для существования так необходим пармезан.

Я, в отличие от большинства из вас, помню Советский Союз и помню дефицит. Дефицит был более-менее на все, хотя и не совсем, с голоду не помрешь -- крупа артек и трехлитровые банки со сливовым соком вроде бы были всегда. Но вот на вкусное -- уже дефицит, факт. И на красивое. И на интересное. Однако же все-таки дефицит был разный. Не то чтобы даже в разной степени выраженный, а... как бы это сказать-то... в общем, стоящий на разных полочках пирамиды Маслоу, что ли. Разный, в общем.

С одной стороны, был дефицит на майонез. Таки был. Майонез надо было ловить, стоять за ним часами, приберегать к празднику. Это правда, все так делали (ладно, ваша мама -- нет, респект вашей маме). Но все делали это легко, не напрягаясь, а точнее -- пропуская напряг мимо сознания; как чистить зубы. Майонез был дефицитом, но покупка майонеза или там шпрот не была событием, о котором скажем прилично говорить или даже думать.

С другой стороны, был дефицит на джинсы. Джинсы шли по разряду прекрасного, поэтому мысли вполне занимали; на джинсы возлагались некие надежды; тот, у кого есть джинсы, и тот, у кого их нет, были двумя разными людьми (или двумя разными агрегатными состояниями одного человека, несхожими, как облачко и айсберг). Важная, короче, была вещь. Но -- для т.н. приличных людей -- все-таки из сферы житейского.

И наконец, был дефицит на книги. Точнее, были книги-майонез, были и книги-джинсы; но существовали также и совершенно особенные книги, тонко и восхитительно пованивающие опасностью. Обладание ими -- сам факт этого обладания! -- или хотя бы чтение их за одну ночь гораздо вернее формировало принадлежность к "своим", чем тугая джинсовая жопа.

И мне вот ужасно интересно, каким образом сыр пармезан стал полным аналогом дефицита третьей группы, а не -- если вы так уж любите сыр, -- первой.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments