murmele (murmele) wrote,
murmele
murmele

о маленьком человеке

(У Фридки продолжается сказочный марафон. Сегодняшнее задание -- главный герой, обладающий одной и только одной суперспособностью.)

------------------------------

С нами в классе училась Ленка Пищикова, которая умела превращаться в мышь.

То есть мы еще с первого класса заметили, что играть в прятки она умеет как никто. Ее, кажется, вообще ни разу не нашли, пока ей самой прятаться не надоедало. И когда контрольная, она всегда заранее знала, какие будут задачи первому варианту и второму и иногда говорила нам, а иногда нет, по настроению, но сама всегда успевала списать, кроме того раза, когда Анна Николаевна пришла злая и сказала, что кто-то рылся в ее бумагах в учительской и поэтому она решила варианты поменять. А еще, когда мы всем классом ездили на поезде на экскурсию в Москву, она ухитрилась свой билет вместе со всеми не отдать и куда-то пропала, и на ее верхнюю полку потом проводница привела постороннюю тетку с баулами, а перед самой Москвой Ленка опять появилась как ни в чем не бывало и потом купила в Москве сумочку, но никто и внимания не обратил, куда она подевалась. Она вообще незаметная была, Пищикова.

А потом уж, в седьмом классе, в последний день перед новогодними каникулами так получилось, что она увязалась за нами с Дашкой Вересневой к ней домой, и мы там выпили бутылку шампанского из книжного шкафа. Дашка на следующее утро должна была улететь с родителями на Мальдивы и хвасталась так, что мне хотелось ее убить, и тут Ленка возьми и скажи, что умеет превращаться в мышь. Мы ее, конечно, подняли на смех, но она внезапно исчезла, и только на роскошном меховом покрывале Дашкиной кровати мышь сидит и усами водит. Дашка собралась визжать, она мышей боится, все знают, но тут Ленка появилась опять и сказала, чтобы она не визжала, а то ее же мать прибежит и накроет нас с шампанским. И рассказала -- и про прятки, и про поезд, как она билет в кассу сдала и деньги получила, а сама ехала в углу под полкой, и про контрольные. И про то, как превратилась и у мамы в сумке пробралась в ночной клуб, когда ее родители поссорились, а потом помирились, и там из сумки вылезла и залезла на фальшивую пальму и видела стриптиз, -- она такое правда когда-то рассказывала, но мы ей тогда не поверили, конечно. И еще -- почему она худая такая, как ей удается: она сидит на диете, а когда совсем невмоготу, то превращается в мышь и нажирается от пуза, но сколько у мыши того пуза, ей и один крекер-то целиком не съесть. Мы ей тогда позавидовали, хотя чему тут завидовать, на самом-то деле. Мышь, фу. А на следующий день я решила, что мне, конечно, показалось, после шампанского-то, и думать не о чем. А уж когда Дашка вернулась, я у нее даже спрашивать ничего не стала, все равно она ни о чем другом не могла говорить, кроме Мальдив.

В общем, так всё дальше и шло, Пищикова была такая же худая и тихая, так же хорошо писала контрольные, списывать не давала, мы на нее внимания особо не обращали, а потом школа кончилась и все поступили кто куда смог, а Ленка поехала в Москву, но не поступила. То есть родителям сказала, что поступила, а нам призналась, что нет, и работает теперь продавщицей мороженого в большом торговом центре. Но мы ей не поверили. Потому что -- ну сколько могут платить продавщице? -- и надо же за жилье платить, хоть за комнатку впятером, слыхали мы про такое, и за еду, и метро сколько в Москве стоит, а она приезжала так шикарно одетая, такими духами от нее пахло каждый раз другими, что ни на какую зарплату не укупишь. Мы, конечно, решили, что у нее богатый папик, а нам не говорит, чтобы мы не завидовали, и особенно -- чтобы не проболтались Юрке Вепринцеву из параллельного, по которому она с восьмого класса сохла, хотя какое Юрке Вепринцеву до нее дело, если он Дашкин парень, да и вообще.

А на Новый год мы все у Дашки собирались, родители у нее в Париж улетели, а она еще экзамены сдавала до пятнадцатого, а потом в Альпы, на лыжах кататься. И Ленка тоже пришла, только-только с поезда, сказала, а сама в таких сапогах, в таком платье, в таких серьгах!.. Но вообще-то она даже в платье и серьгах никакая была. Мы до трех пили, танцевали, смотрели телик, ракету запустили с балкона, а в три все сразу собрались и пошли. Дашка Юрке намекнула, мол посуду помоги помыть, а он ответил, что у него родители тоже в гости должны были уйти, а дома брат семилетний спит и нехорошо, чтобы он долго один был. И ушел. Я осталась, посуду мы мыть конечно не стали, а выпили еще бутылку шампанского, и Дашка решила, что Вепринцев хоть и обломщик, но зато ответственный и детей любит, это для семейной жизни хорошо, и надо пойти к нему в гости экспромтом и показать, что она тоже детей любит. Платье Дашка сняла, все равно пятно посадила, надела мамину норку прямо на белье, и мы еще выпили чуть-чуть куантро и пошли -- я-то к Юрке домой лезть не собиралась, а только в лифте с Дашкой доехать и проследить, что все в порядке, я же все равно в соседнем подъезде живу. Поднялись в лифте, я слушаю, Дашка в дверь звонит, ей не открывали долго, потом она через дверь что-то объясняла, а потом замок открылся -- и вдруг такой визг! Юрка бубнит что-то, она визжит, я из лифта конечно выпрыгнула, смотрю, а Дашка каблуком топает и топает и визжит и пальцем себе под ноги тычет, и на коврике пятно уже только грязное, а она все топает и никак не замолкает, и Юрка стоит столбом. Я обратно в лифт скорее и домой, а он пусть ее там утешает, и вообще чего это у него мыши в подъезде.

Они поженились потом, правда уже развелись. А Пищикова больше из Москвы не приезжала, загордилась что ли, и вообще ничего мы о ней не знаем больше. Да и правильно, что ей тут в нашем захолустье делать.
Tags: и другие веселые истории, сюжеты, текст
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments