murmele (murmele) wrote,
murmele
murmele

о поминании всуе

Давным-давно, во времена видеосалонов, буквально на каждом сеансе повторялась одна и та же сцена. На экране все дымится и рушится. Главный герой крупным планом смотрит на то, что рушится особенно красиво, и отчетливо произносит: фак. Или иногда -- шит. Переводчик за кадром отчетливо произносит: черт. Минимум половина голосов в зале отчетливо произносит: а на самом деле он совсем другое сказал!

Я была культурный ребенок, я выросла в доме, где была масса журналов "Иностранная литература", и прочла их от корки до корки -- включая редакционные круглые столы. Моя мама вела обзорный спецкурс по литературному переводу и носила домой всякие книжки, и их я тоже читала, и еще кое-какие переводческие мемуары. Поэтому мне было известно, что сказал герой боевика на самом деле -- именно это. Что точное смысловое содержание ругательств и прочих подобных выражений как правило, за редкими исключениями, значения не имеет, а переводить надо эмоциональную нагрузку, то есть давать аналог -- с учетом личности героя и других участников сцены. "Черт" -- нормально; "твою мать" -- нормально, если он говорит с братьями по оружию, но едва ли -- если с малознакомой красавицей или пожилой учительницей литературы; и совсем ненормально переводить этот самый фак по смыслу, русским инфинитивом, причем не потому, что это неприличное слово, а потому, что данное выражение по-русски употребляется в других случаях, с другой интонацией и означает не констатацию неприятного события, а чрезвычайное изумление.

Изобретать же всякие затейливые эвфемизмы -- в любом случае зло. Хотя, конечно, персонаж и в оригинале может так выражаться, затейливыми эвфемизмами, и тогда переводчик не виноват... Но это надо в оригинале смотреть.

Короче, я тут вчера нашла нечто.

Блейк Крауч "Сосны", роман, по которому снят стильный такой сериал. Переводчик Александр Васильевич Филонов. Героя только что освободили из плена после пыток во время войны в Персидском заливе.

"– Кто порезал этого солдата?
– Это он, – говорит Итан. – Это он со мной сделал.
– «Вертушка» у нас через две минуты, – говорит Брукс Итану. – Это единственный уцелевший всуесос, и никто в этой комнате и не вякнет о том, что ты сделаешь.
Итан принимает оружие из его руки, проверяет магазин."

Если у кого есть возможность легко и бесплатно найти текст на английском и он его способен на английском прочесть -- я вас умоляю, найдите эту сцену (это легко, больше нигде фамилия Брукс не фигурирует) и посмотрите, как он выразился на самом деле. Помру ведь от любопытства.

Апдейт. Таки да, заслуга полностью принадлежит переводчику, в оригинале обычное грубое слово без искажений.
Фу так делать.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 52 comments