murmele (murmele) wrote,
murmele
murmele

о сказочном

Принцесса проснулась в ужасе, с бешено колотящимся сердцем. Ей приснилось, что ее отца, короля, свергли. Никакой революции, никаких кровавых ужасов, просто парламент принял решение, что монархия как форма правления исчерпала себя, и король подписал отречение и акт о передаче государству имущества, находившегося у него как у монарха во временном пользовании. Тут выяснилось, что своего у него нет -- ничего вообще. Ни дворца, ни охотничьего домика, ни холодильника с продуктами на дворцовой кухне, ни горностаевой мантии, и даже кальсоны под ней ему не принадлежат. Но отец ее уже старик, поэтому ему полагается крошечная социальная пенсия или койка в доме престарелых; а что делать ей? Ее ведь ничему не учили, кроме как разрезать красные ленточки, пожимать руки, гладить по голове заранее продезинфицированных сироток, держать осанку и улыбаться. Это очень трудная работа, и совершенно необходимо, чтобы в королевстве была принцесса и ее делала, -- но в парламентской республике для этой работы нужны совсем другие люди. А больше она ничего не умеет, даже полы мыть.

Но, к счастью, это был только сон. Хотя... До парламентской сессии оставалась неделя, и если подумать, то было вполне очевидно, что именно так всё и произойдет. Но что же ей делать? Тут принцесса вспомнила, что еще во младенчестве была обручена с соседским принцем. У них вроде бы всё тихо и никакого политического кризиса, а свадьбу должны были сыграть в день ее двадцатиоднолетия, то есть через месяц. Она будет хорошей принцессой и потом королевой, она будет очень дружелюбно разрезать ленточки, но почему же принц молчит? Она собралась с духом и написала ему в фейсбуке: а ты не думаешь, что пора бы уже начать готовиться к свадьбе? Ответ пришел уже через пять минут: спасибо за поздравления, а откуда ты узнала? Все ведь решилось только вчера, и газетам еще не сообщали. Не сообщали о чем, удивилась принцесса. Как о чем? Вчера я сделал предложение самой прекрасной девушке в мире, и она его приняла, ответил принц, разве ты не об этом? Ты же должен был жениться на мне, возмутилась принцесса, мы же обручены с детства! Не думал я, ответил принц, что ты так покорно относишься к воле родителей и приняла это глупое обручение всерьез, но если ты действительно хотела за меня замуж, почему ты не написала мне раньше? Она вот написала. Да и потом, наш с тобой брак был задуман с политическими целями, чтобы породнить наши страны, а ты ведь скоро уже не будешь принцессой, поэтому мне для имиджа выгоднее жениться на девушке из своего собственного народа.

Принцесса проснулась в ужасе, с бешено колотящимся сердцем, не сразу поняв, что и это был только сон. Хотя... Она ведь действительно считала обручение глупой условностью и даже не думала о нем никогда, зато в газетах действительно писали, что принц везде появляется с простой официанткой, явно в нее влюблен и вот-вот женится. Ладно, он ей и не нравился никогда. Но что же делать?.. Тут она вспомнила про смешное письмо -- ей предлагали сняться в эротической фотосессии для журнала и сулили такие деньги, что можно было бы скромно прожить минимум полгода и за это время выучиться какой-то приличной профессии, хоть на официантку вот, или брови клеить. Смешно, раньше выщипывали, теперь клеят, потом опять выщипывать будут, всегда кусок хлеба. Для принцессы-то, конечно, это были не деньги, а смех один, да и зачем деньги принцессе. Она нашла это письмо -- нарочно не удалила, чтобы при случае еще раз посмеяться, -- и ответила согласием. Ответ пришел уже через пять минут. Предложение было сделано ей два года назад, когда ей было девятнадцать. С тех пор она постарела, разжирела и обвисла, и читатели журнала не захотят на нее любоваться.

[...]

Валентина Андреевна проснулась в ужасе, с бешено колотящимся сердцем, не сразу поняв, что и это был только сон. Хотя... Ведь и в самом деле завод, на котором на работала никому не нужной секретаршей, обанкротился, зарплату за последние три месяца выплатят неизвестно когда, да и выплатят ли вообще, на новую работу ее, в ее-то предпенсионные годы, никто не возьмет, и обратиться ей не к кому, и выхода нет решительно никакого. Что же делать, что делать?.. Черт, я уже пять минут лежу и жалею себя, подумала Валентина Андреевна, я же опоздаю, меня выгонят! И тут же возразила самой себе: меня уже выгнали. Мне не надо никуда идти. Я могу спать сколько захочу и проснуться, когда сама захочу.

Валентина Андреевна перевернулась на другой бок, укуталась одеялом поудобнее и заснула. И больше никогда не проснулась.

P.S. fridka со вчерашнего числа проводит сказочный марафон. Первое задание -- написать сказку про то, что с вами случилось вот буквально сегодня. Я неправильно его выполнила, это задание, и у меня получилась неправильная сказка; но уж какая получилась.
Tags: текст
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments