murmele (murmele) wrote,
murmele
murmele

о круге чтения

Лениво (потому что скучно) читаю страшилки гламурного француза Максима Шаттама о буднях простых американских маньяков из глубинки. Ну и полицейских, понятно, потому что маньяк без полицейского все равно что кинодива без фитнес-тренера. И обнаруживаю любопытное.

Им там попадаются интеллигентные такие маньяки. Образованные. С хорошим литературным вкусом. Разумеется, желающие вступить в переписку со своими антагонистами и вообще поведать о себе миру. В первой книге маньяк изъясняется длинными цитатами из "Божественной комедии" -- прямо вот включая хрестоматийное про сумрачный лес, ну и вообще там довольно узнаваемая форма, верно? И что же.

"— Блин! Это никак не вяжется с тем, что мы о нем думаем! Это слишком взвешенно, продуманно, слишком точно изложено! Взгляните на стихи, на слова: убийце потребовалось время, для него это письмо имело огромное значение…
— Это может быть цитата, — предположил Митс, — взятая из книги. Действительно, ловко придумано; я почти отказываюсь верить, что столь недалекий тип, как наш убийца, мог написать подобный текст!"

Потом-то они все-таки решили, что да, цитата, но цитата откуда -- интеллигентная студентка-психолог, девочка из хорошей семьи и с отличным литературным вкусом, смогла докопаться с величайшим трудом за сутки безвылазного сидения в библиотеке. После чего идет, разумеется, длинный прогон о том, каким Данте был великим эзотериком и какие жуткие и страшные тайны он зашифровал от непосвященных в своей поэме, но, к счастью, никаких реальных достижений в чернокнижии нам не предъявляют.

А во второй книге уже другой маньяк оставляет записки на плохой латыни, где написано, что бог ихний -- Калибан. И все такие: но кто же этот загадочный Калибан, вероятно, это какой-то ужасный демон? Но в мифологическом словаре он не упомянут! (Кто бы мог подумать, что полиция на этот раз в Нью-Йорке сообразит заглянуть в мифологический словарь.) Кто он, откуда взялось это имя? Мы никогда этого не узнаем, вариантов слишком много... Пока -- на половине книги -- и не узнали.

А дело в первой книге происходит, между тем, в 1999-м году. Сумма прописью -- одна тысяча девятьсот девяносто девятом. И эта самая психологиня уже год назад проводила вечера, болтая с кем-то по интернету. Да что там! Я и сама в 99-м проводила вечера, болтая по интернету! И интернет был, и поисковики были, понятно, похуже чем сейчас; хотя мне трудно судить, как в них искалась текстовая информация, я тогда охотилась главным образом за картинками. А в 2001-м, во время второй книги, я уже в журнале "Человек и наука" работала, у нас была отдельная девушка интернет-обозреватель со свободным английским, и я прекрасно помню, что в интернете тогда было примерно все, причем даже получше, чем сейчас: контент создавался все-таки людьми относительно грамотными и относительно ответственными, и хотя всяческих "уток" хватало, но это были сознательно сочиненные "утки", а не результат рекурсивной игры в "испорченный телефон" в исполнении пэтэушниц с телефонами увы исправными.

И даже бог бы с ним, с интернетом. Лично я предпочитаю функцию "звонок другу". Причем в качестве друга использовать надо не глубокого специалиста -- поди пойми еще, в какой отрасли знаний! -- а человека просто-напросто нахватанного, с цепкой памятью, в которой он способен ориентироваться. Хотя одно другому не мешает, конечно. Мне повезло, у меня таких друзей -- полный контакт-лист; но сроду я не поверю, что одного-единственного такого не могут -- не догадываются! -- найти полицейские, специализирующиеся на ловле маньяков.

Впрочем, приятель, которому я об этом зачем-то рассказала, предположил, что француз просто троллит тупых американцев. А мне только что пришло в голову, что автор нечаянно прочел пару книжек с умными словами -- и возомнил себя носителем настолько эксклюзивного знания, что других таких просто нету. Но все равно странно.

И думать об этом гораздо интереснее, чем о маньяках.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments