murmele (murmele) wrote,
murmele
murmele

об интимофобии

Существует такой довольно прочно соблюдаемый закон: когда писатель-фантаст хочет придумать некое общество, абсолютно чуждое т.н. нашему, то он придумывает либо средневековую Японию, либо средневековый же Китай, либо нечто среднее, ибо о том и другом знает из такой же фантастики-фэнтези; а уж если надо расу воинов, то точно будет веревочный Шаолинь. Причем соблюдается еще одно жесткое правило: если речь идет совсем уж об инопланетянах, то ладно, они могут быть какие угодно, хоть шерстяные, хоть хитиновые, а вот если люди, то непременно блондины со светлыми глазами. Если фантазия у автора совсем богатая, то рыжие. И если книга относительно свежая, то матриархат там будет непременно, к гадалке не ходи.

Не то чтобы я считала, что в этом есть что-то плохое. Я люблю, когда соблюдаются законы жанра, и предсказуемость тоже люблю, я вообще человек скучный. Но когда так много и часто повторяется одно и то же -- душа, растленная постмодернизмом, хочет уже, чтобы ей подмигнули: да-да, мы с тобой это уже читали, тебе не показалось. А то ведь очень трудно в сотый раз придумывать, как бы так еще рассказать про Шаолинь, не упоминая о Шаолине, и как бы подоходчивей описать совершенно чуждый нам, незнакомый и непонятный образ мыслей персонажей, не употребляя выражение "истинное Дао".

Но бог с ним, это к слову. Я не об этом хотела.

А хотела я вот о чем. Представьте себе очередной народ белобрысых безупречных воинов, которые посвящают всю жизнь совершенствованию своих воинских навыков -- не для войны как таковой, а главным образом из стремления к совершенству. К идеальной правильности. К самоконтролю. В том числе у них жестко табуированы не только поступки, совершенные под воздействием эмоций, но любое непосредственное выражение эмоций как таковое. Мимика, окрашенный интонациями голос, смех или плач допустимы примерно в той же степени, в какой у нас, варваров, допустима нагота (нагота же и всё телесное, наоборот, в сферу интимности не входят). В абсолютном большинстве случаев -- абсолютно пустое лицо, рыбьи глаза, тихий, тусклый, ровный голос. Вообще как можно меньше слов, никакой болтовни попусту. Но при этом -- контроль! совершенство! -- не должно быть места ошибкам и непониманию; поэтому любое взаимодействие четко размечено сознательно расставляемыми маркерами эмоций, как смайликами.

Из этого образа мышления автор выводит любопытное следствие. У них там табуирована, считается совершенно неприличной, интимной -- любая музыка, в особенности же пение. Потому что музыка выражает человеческую душу. Поэтому сами они поют исключительно редко, только для самых-самых близких -- влюбленные и уверенные во взаимности своей любви могут петь друг другу наедине, мать может петь ребенку, пока ребенок маленький. В исключительно редких случаях могут позвать в дом музыканта-инструменталиста, но усадят его играть непременно за ширмой, и слушать будут в одиночку, максимум -- в теснейшем семейном кругу; да и то -- потом устыдятся, и музыканта будут презирать. Вроде как порнуху посмотрели.

Если интимофобию я понимаю и ощущаю прекрасно, то при чем тут музыка -- понять не могу. Лично для меня музыка красива, как бывает красив абстрактный узор, ее приятно слушать. Чисто эстетическое удовольствие. Но когда я занималась музыкой -- играла на фортепьяно, потом пела, -- я делала это не для самовыражения и никакой души в это отродясь не вкладывала. Это была чисто телесная практика, направленная на достижение совершенства. Сыграть правильно, не сбиться, не потерять темп. Спеть точно, без фальши и одышки. Именно так, как нужно. Как они там делают свои комплексы воинских упражнений.

При этом стихи слагать у них считается нормальным и допустимым, вот что интересно.

И сексом они обмениваются легко и непринужденно, в полном соответствии с теорией стакана воды, потому что, ну в самом деле, какое отношение секс имеет к эмоциям, к искренности, к глубинным движениям души? Смешно, право. И какая разница, с кем. Много ли думаешь о том, с кем сесть за один столик и быстренько пообедать, когда несешь нагруженный поднос в столовке самообслуживания... Да, и тут я их понимаю, и тут я с ними согласна. И только тогда система дает сбой, когда внезапно замечаешь свободное место рядом с тем единственным, к кому только и рвется твоя гордая, на все пуговицы застегнутая душа...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments