murmele (murmele) wrote,
murmele
murmele

о полете пчелы вокруг граната

Иногда, особенно когда (как сегодня) я плохо себя чувствую, никуда не иду, сворачиваюсь под одеялом, зажмуриваюсь, чтобы отоспаться назад и вперед, пытаюсь представить себе, кем бы я была, если бы не была собой.

Ну, сначала просто. Во мне 160 росту, 42 весу, у меня длинные, гладкие, блестящие темно-шоколадные волосы, желтовато-бледная кожа, ярко-серые глаза, острый нос, острые скулы, острые косточки на бедрах. Мне 25 лет. Я просыпаюсь утром -- не радикальный жаворонок, нет, но утром, хорошо выспавшейся, скажем в восемь утра. Огромная белоснежная комната, почти пустая, огромное окно приоткрыто, в комнате прохладно, но пол с подогревом. Огромная белоснежная кровать, теплое одеяло. Сплю я разумеется голой, сразу вылезаю и влезаю в махровый халат, огромный, не по размеру, толстый как шуба. Их у меня три -- белоснежный, иссиня-серый, под цвет глаз, темно-красный. Включаю ли я музыку? Да, пожалуй. Настоящая я этого не делаю никогда, но это ведь не я. Какая это музыка? Ну... например, Гарбарек, что-нибудь такое. Почему, ведь это же не я? Почему не танцевальное-заводное, не металл, не итальянская опера, не "все идет по плану", наконец? Не знаю.

Ладно, пошли дальше. Я иду в ванную, в толстенном халате, босиком по сияющему полу, становлюсь под душ. Я люблю лежать в ванне, а душа как такового у меня дома просто нет, но ведь это же не я, поэтому душевая кабина. Долго стою под душем, или даже, может быть, сижу на дне стеклянного стакана, я ведь маленькая, гибкая, мне удобно, горячая вода лупит по плечам, по макушке. Мою волосы -- одна бутылочка, другая, третья, белое полотенце на голову, но никакого фена, никакого утюга. Жесткая щетка, крем для тела, крем для лица. Иду на кухню.

Кухня тоже белая, сияющая. Кофеварка, микроволновка, тостер. Два поджаренных ломтика хлеба, омлет в коричневой глиняной чашке, капучино -- в большой белой. Апельсиновый сок. Соковыжималка? Нет, это пожалуй чересчур, большие коробки сока в холодильнике. Я стою возле окна, пью сок из высокого стеклянного стакана и смотрю на улицу, и на этом, собственно, все и кончается.

Я больше ничего не знаю о той, которая на самом деле не я.

Что она видит за окном своей прекрасной белоснежной квартиры? Когда это все происходит, сейчас или тогда, когда мне на самом деле было 25, на какой аппаратуре в конце концов я включаю своего Гарбарека? Чья это квартира, кто за нее платит, кто ее убирает, кто затаскивает тяжелые коробки с соком в холодильник? Что она будет делать, когда доест и допьет, -- вернется в постель под теплое белое одеяло, поставит на колени ноут, откроет рабочий файл, в какой программе, о чем? Наденет тесные линялые джинсы и толстый свитер, пойдет на работу, куда? У нее в кармане ключи от маленькой синей машинки, проездной на метро (в каком городе), она пойдет пешком? Не велосипед, точно; и не такое место, куда надо костюм и туфли на каблуках. Чем она занимается на работе, чем -- после работы, есть ли у нее подруги, друзья, бойфренд? Остается ли он ночевать в ее белой постели, радуется ли она, когда он уходит ранним утром и осторожно захлопывает дверь, или просит побыть еще? Снимает она с него крылья и ставит за дверь, или это он выставляет за дверь ее крылья?.. Ничего я о ней не знаю, ничего.

Да и зачем мне, в сущности. Все равно же она -- не я.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 45 comments