murmele (murmele) wrote,
murmele
murmele

о сокрытом

Вчерашней собеседницей была я, и у меня были свои причины живо заинтересоваться волшебным театром Буратино (вход не для всех, только для сумасшедших). Я когда-то уже рассказывала вроде бы эту историю, но не смогла найти, так что повторяю еще раз.

В детстве я, как положено девочке из приличной семьи, ходила в музыкальную школу. Я бы в нее в любом случае ходила, моего мнения никто не спрашивал; но еще и повезло (а может, было дополнительным плюсом, когда родители меняли квартиру), что школа эта, лучшая в городе, находилась в соседнем квартале. Огромное, пафосное угловое здание не позже середины девятнадцатого века, три этажа, закругленный угол с панорамным окном в Большом зале, кессонные потолки, уходящие в поднебесье, стены полуметровой толщины, причудливая планировка. Помнится, в первом классе я занималась где-то в дальних закоулках первого этажа: по коридору, повернуть, за туалетом еще раз повернуть, короткая лесенка вниз, низенькая даже для меня дверца, комнатка с зарешеченным узким окошком во двор, в которой почти только и помещалось, что пианино -- старинное, резное, с медалями и подсвечниками, с римскими цифрами на клавишах настоящей слоновой кости, -- и два стула; "почти" означало оркестровую балалайку-бас чудовищного размера, высотой, как мне маленькой казалось, под потолок, совершенно непонятно как (и когда, и зачем) попавшую внутрь.

Балалайка эта регулярно снилась мне тогда в тягостных кошмарах: музыкальную школу я ненавидела. Пять лет я в ней училась, и все эти пять лет предпринимала упорные, настойчивые попытки от нее отвертеться, и наконец -- ценой расплющенных дверью пальцев, безусловно несчастный случай, я не НАСТОЛЬКО упорна и настойчива, -- мне это удалось. Еще года полтора я обходила собственное пианино по дуге настолько широкой, насколько позволяла моя тоже очень небольшая комната, а потом как-то так получилось, что мне захотелось поиграть. Раз захотелось, другой... Потом я втянулась и играла много и старательно, и даже начала сожалеть, что училась в свое время плохо, а главное -- не тому: как до меня задним числом по косвенным признакам дошло, моя учительница умела играть джаз и, возможно, могла бы научить меня, вместо того чтобы вымучивать из меня "этюд, пьесу, крупную форму". Короче, однажды, уже студенткой, я пошла в музыкальную школу просить ее о частных уроках.

Меня ждал облом: как мне сказали в учительской, интимно понизив голос, они всей семьей уехали -- ну ты понимаешь. Я понимала. Других преподавателей я не хотела, про джаз спросить постеснялась. Попутно мне, бывшей ученице, а теперь взрослой девушке, рассказали пару сплетен про других учителей, и еще одну сплетню, самую прекрасную.

Разумеется, как положено всякому советскому учреждению, каждый год перед Пасхой школа выходила на Всесоюзный Ленинский коммунистический субботник. Случались иногда субботники и пафосом пониже, и просто генеральные уборки, и коллективная расчистка снега после зимних каникул... Инвентарь для всех этих работ был свален в каморке под лестницей: метлы, швабры, огромные лопаты, какие-то стремянки, ведра, тряпки, бог знает что еще. Я, разумеется, помнила и каморку, и хранящееся в ней барахло. Так вот, однажды на субботник внезапно пришло как-то уж очень много народу. Может быть, учащихся настращали проверкой из районо, или просто случилась флюктуация сознательности, черт его знает. Так или иначе, инвентаря раздали больше, чем обычно. Собственно говоря, его раздали ВЕСЬ. Заодно вытащили какие-то чуть не с довойны лежащие там первомайские транспаранты и портреты давно почивших членов политбюро. И тут...

Нет, вы не поверите. Они и сами не сразу поверили.

...И тут в дальней стене каморки открылась ранее заваленная хламом маленькая, низенькая дверца, забитая досками крест-накрест. Куда она вела -- было неизвестно, но любопытно, гвоздодер среди прочего инструмента нашелся, кто-то из учеников пришел с отцом, а исследовать непознанное всяко интереснее, чем лезть на стремянку и снимать люстру... Дверку взломали. За ней оказалась крутая лестница в три пролета. А за лестницей -- подвалы. Совершенно пустые, даже относительно чистые сводчатые подвалы под всем этим огромным угловым зданием.

Так что теперь у нас есть духовое и ударное отделения! -- похвастались мне учительницы. И еще танцкласс! А кукольный театр? -- азартно спросила я. Они удивились: зачем музыкальной школе кукольный театр?..

А и в самом деле.
Tags: и другие веселые истории
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments