murmele (murmele) wrote,
murmele
murmele

о снах, о книгах

...Когда-то любила я одного парня, Джо, и он был последователем Кастанеды.

Вообще-то в этом не было ничего странного. Кастанеда тогда был в жуткой моде, особенно в определенных кругах, читал его каждый первый, и сила прочитанного была такова, что каждый первый же убеждался в своей избранности и величии в заданной системе координат; да что там, я одних нагвалей помню штук пять. К тому же это отлично действовало на девушек: "Я вижу, что ты -- предназначенная мне женщина-нагваль, если мы соединим нашу энергетику, мы сможем повелевать мирами! Пойдем?" Надеюсь, парень, которого я тогда любила, открыл мне основы учения дона Хуана не из этих соображений; во всяком случае, "пойдем" открытым текстом не прозвучало, и обидно думать, что я должна была услышать его между строк, да лопухнулась. Но, во всяком случае, Кастанеду он читал, в Кастанеду он верил и честно пытался делать упражнения, которые там излагались.

Да, но зачем это все? -- спросила я после примерно пятнадцатиминутного вводного курса.

Ну вот например можно научиться управлять снами, сказал он. Представляешь как круто, видишь во сне всё, что захочешь.

А что, разве это проблема, удивилась я. Ну да, я умела управлять снами. Не то чтобы я часто пользовалась этим умением, но если мне хотелось -- я вполне могла посмотреть сон с заданным сюжетом. Я даже, собственно, и не знала, что это какая-то проблема и что это могут не все.

Он страшно загорелся, расспрашивал о подробностях, приходил во всё больший восторг (потом, дочитав домашнее задание до восьмого кажется тома, я поняла, что самостоятельно с большой точностью повторила путь Флоринды) и конечно же сгрузил мне три толстых книги для начала с настоятельным требованием прочитать к понедельнику и явиться за следующей порцией... А я чего, я влюбилась в него с первого взгляда, конечно прочла и явилась.

Да, но дальше началось страшное. Я чуть не свихнулась от недосыпа. Я хотела увидеть его во сне, это правда. Просто, обыкновенно увидеть во сне человека, в которого влюбилась; что в этом особенного? Но, как я прочитала в его книжках, дон Хуан под "увидеть во сне что хочешь" имел в виду нечто другое: не воображаемое кино на заданную тему, а подлинные события, происходящие в это самое время где-то там. В результате, стоило мне заснуть, я оказывалась возле его двери. Дома я у него была, с компанией, и отчетливо представляла, как эта самая дверь выглядит. Всё происходило в натуральном масштабе времени, то есть ночь ближе к рассвету, погода -- в точности как на самом деле, пейзаж -- в точности как на самом деле. Я бесплотным духом стояла перед его дверью, снаружи, в абсолютной уверенности, что могу пройти через эту дверь насквозь и оказаться внутри, увидеть его спящим, в эту самую минуту. Невидимая. Неслышимая. Без спросу. Оказаться там, куда меня могли бы позвать, но не позвали. И самое ужасное, невыносимое, невозможное -- увидеть, что он спит не один. Я отшатывалась от этого сна в ужасе и позоре, просыпалась и не могла больше заснуть, и так -- день за днем. Я смертельно устала, у меня глаза скрипели при попытке моргнуть, я забывала слова, делала идиотские ошибки и проезжала свою остановку на автобусе. Заснуть -- дверь -- ужас -- пробуждение. Заснуть -- дверь -- ужас... На какой-то по счету день я так вымоталась, что не дала себе проснуться, а вместо этого свернулась клубочком на коврике и проспала-таки до утра, уже без сновидений. Потом меня осенило, что можно же спать сразу после работы, когда его и дома-то скорее всего нет, и если я и тогда его увижу, то в этом не будет ничего страшного или стыдного; к тому же можно будет на следующий день спросить эдак небрежно, был ли он там-то и говорил ли с таким-то о том-то. Что я буду делать, если вдруг да, мне было решительно непонятно, потому что я, разумеется, не верила ни в какого Кастанеду и считала всю концепцию даже не надувательством, а просто сказкой. Но ранним вечером я славабогу спала как убитая, и ничего такого мне не снилось.

Я так никогда и не проверила, в самом ли деле мне удавалось сновИдение. Постепенно, к концу лета, навязчивое видение его закрытой двери, в которую я не имею права войти, меня оставило. С годами и сны на заданную тему ("сегодня хочу что-нибудь спокойное, чтобы море и цветы, и обязательно погладить котика!") стали получаться похуже, да и вспоминать об этом своем умении я почти перестала.

Но что, если бы я все-таки вошла тогда в ту дверь, думаю я иногда. И что, если бы он меня увидел -- и обрадовался?..
Tags: и другие веселые истории
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments