murmele (murmele) wrote,
murmele
murmele

об именах

Удивительное дело: пишешь пост вроде бы про то, что многие, оказывается, не считают, что условия контракта надо выполнять, -- а получаешь живое обсуждение, насколько было распространено 40-50 лет назад имя Карина.

Ну, не очень-то оно было распространено. С другой стороны, имя это на общем фоне Оль, Тань и Свет казалось изысканным и романтичным. Может быть, стильная манекенщица просто придумала его, не желая быть как все -- Иркой какой-нибудь. А может, наоборот, имя определило ее судьбу. Ну в самом деле -- знавала я одну самую простецкую Ирку, которая назвала сына (младшего причем из двух) Альфредом. Алик оказался малый не промах и уже в возрасте лет пяти доставлял массу проблем, типа подсматривал за девочками или лез целоваться к воспитательнице. Я как-то не сразу поняла, что Алик и есть Альфред, потому что в той же компании была девушка с мужем-чеченцем и кучей детей с именами прямо как учебник литературы за период романтизма, вот я все время и думала, что Альфред у нее, а у Ирки Алеша какой-нибудь. Когда же до меня дошло, я спросила, почему такое имя, откуда. И Ира честно ответила, что вот у нее имя скучное и жизнь скучная, у мужа Игоря имя скучное и жизнь скучная, и старший у них Серенька, а для младшего вот захотелось необычной судьбы. Ну так и не жалуйся, сказала злая я, и она страшно озадачилась, потому что необычную судьбу она, видимо, представляла себе как-то иначе.

Вообще же насчет распространенности и обыденности имен -- вспоминается мне (впрочем, весьма смутно) одна книжка, прочитанная тысячу лет назад. Дело в ней происходило в Буэнос-Айресе конца не то сороковых, не то пятидесятых, вот насколько плохо я ее помню, а ведь это была знаковая разница для сюжета о душевных терзаниях бывшего советского военнопленного -- возвращаться ли на Родину или сидеть тихо. Так и не помню, что решил. Однако в тамошней русской белоэмигрантской тусовке был занятный такой персонаж, скорее Кортасара, чем Бунина: графиня де Новосильцефф, трепетная богемная дева, такая противоречивая вся, родившаяся уже в Париже и оттого несоразмерно пылко, хотя и несколько умозрительно, любившая свою русскость и вообще всё русское. И тут в Буэнос-Айрес, неслыханное дело, приплывает советский океанский лайнер, останавливается надолго, и туда пускают экскурсантов! Графинюшка спешит припасть к корням, волнуется, одевается специально просто: брючки, блуза с матросским воротником, сумочка вышитая с орнаментом Владимирской губернии (это я уже сочиняю, конечно).

На корабле к ней приставляют экскурсовода, ленинградскую комсомолку по имени Жанна. У вас наверное мама французская коммунистка, щебечет графиня. Чево это, удивляется комсомолка. Ну как же, у вас французское имя!.. Обычное, оправдывается та, в честь народной героини Жанны д'Арк, боровшейся с завоевателями. А меня зовут Евдокия, хвастается графиня, но это так, для посторонних, а для друзей я Авдотья! Надо же, удивляется комсомолка, какое у вас имя... книжное. Как это книжное, горячится графиня, как это, исконно русское оно! У моего отца в детстве няньку любимую так звали!

И кто бы подумал, что опять наступят времена, когда имя Жанна будет вычурным, а Евдокия -- нейтральным.
Tags: и другие веселые истории
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 46 comments