murmele (murmele) wrote,
murmele
murmele

об именах

Удивительное дело: пишешь пост вроде бы про то, что многие, оказывается, не считают, что условия контракта надо выполнять, -- а получаешь живое обсуждение, насколько было распространено 40-50 лет назад имя Карина.

Ну, не очень-то оно было распространено. С другой стороны, имя это на общем фоне Оль, Тань и Свет казалось изысканным и романтичным. Может быть, стильная манекенщица просто придумала его, не желая быть как все -- Иркой какой-нибудь. А может, наоборот, имя определило ее судьбу. Ну в самом деле -- знавала я одну самую простецкую Ирку, которая назвала сына (младшего причем из двух) Альфредом. Алик оказался малый не промах и уже в возрасте лет пяти доставлял массу проблем, типа подсматривал за девочками или лез целоваться к воспитательнице. Я как-то не сразу поняла, что Алик и есть Альфред, потому что в той же компании была девушка с мужем-чеченцем и кучей детей с именами прямо как учебник литературы за период романтизма, вот я все время и думала, что Альфред у нее, а у Ирки Алеша какой-нибудь. Когда же до меня дошло, я спросила, почему такое имя, откуда. И Ира честно ответила, что вот у нее имя скучное и жизнь скучная, у мужа Игоря имя скучное и жизнь скучная, и старший у них Серенька, а для младшего вот захотелось необычной судьбы. Ну так и не жалуйся, сказала злая я, и она страшно озадачилась, потому что необычную судьбу она, видимо, представляла себе как-то иначе.

Вообще же насчет распространенности и обыденности имен -- вспоминается мне (впрочем, весьма смутно) одна книжка, прочитанная тысячу лет назад. Дело в ней происходило в Буэнос-Айресе конца не то сороковых, не то пятидесятых, вот насколько плохо я ее помню, а ведь это была знаковая разница для сюжета о душевных терзаниях бывшего советского военнопленного -- возвращаться ли на Родину или сидеть тихо. Так и не помню, что решил. Однако в тамошней русской белоэмигрантской тусовке был занятный такой персонаж, скорее Кортасара, чем Бунина: графиня де Новосильцефф, трепетная богемная дева, такая противоречивая вся, родившаяся уже в Париже и оттого несоразмерно пылко, хотя и несколько умозрительно, любившая свою русскость и вообще всё русское. И тут в Буэнос-Айрес, неслыханное дело, приплывает советский океанский лайнер, останавливается надолго, и туда пускают экскурсантов! Графинюшка спешит припасть к корням, волнуется, одевается специально просто: брючки, блуза с матросским воротником, сумочка вышитая с орнаментом Владимирской губернии (это я уже сочиняю, конечно).

На корабле к ней приставляют экскурсовода, ленинградскую комсомолку по имени Жанна. У вас наверное мама французская коммунистка, щебечет графиня. Чево это, удивляется комсомолка. Ну как же, у вас французское имя!.. Обычное, оправдывается та, в честь народной героини Жанны д'Арк, боровшейся с завоевателями. А меня зовут Евдокия, хвастается графиня, но это так, для посторонних, а для друзей я Авдотья! Надо же, удивляется комсомолка, какое у вас имя... книжное. Как это книжное, горячится графиня, как это, исконно русское оно! У моего отца в детстве няньку любимую так звали!

И кто бы подумал, что опять наступят времена, когда имя Жанна будет вычурным, а Евдокия -- нейтральным.
Tags: и другие веселые истории
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments