murmele (murmele) wrote,
murmele
murmele

о чистоте

Как-то я на работе сказала что-то про скопировать драйвера, и Дорогая Сослуживица (тм) сделала мне выговор. Как вам не стыдно, сказала она, вы же культурная женщина, как вы можете так говорить -- драйвера, договора, шофера! Я несколько удивилась, честно говоря, потому что драйвера -- слово довольно-таки жаргонное, и ни разу в жизни я не слышала, чтобы кто бы то ни было произносил "драйверы". Но ладно, предположим. Однако раз уж она первая завела этот разговор...

Ладно, сказала я, я согласна, я больше никогда не буду при вас говорить "драйвера", тем более что и вообще говорю о них весьма нечасто. Но давайте меняться. Вы, в обмен на это, никогда не будете говорить "записька". Я?! -- искренне изумилась она. -- Я так говорю?! Не может быть!.. По десять раз на дню, мстительно ответила я. И "записька", и "напИсать", и прочие шуточки в духе октябренка Вовочки, только что узнавшего, что у людей есть разные части тела и это очень смешно. Не может быть, сказала она. Я вам напомню, сказала я. И мы договорились.

В тот день я ее ткнула носом раз пять. И на следующий. А вот еще на следующий -- уже только два или три. И так постепенно, за пару месяцев, она от этой манеры отучилась. А мне с тех пор про драйвера и вспомнить-то ни разу не пришлось.

Однако сегодня... О, сегодня она о чем-то в углу за моей спиной разговаривала с нашим юным начальником, я даже слышала о чем, хоть и не слушала, пничего особенного, и вдруг оттуда донеслось: "Сказала бы я, но Мурмелю такие слова не нравятся!" А к чему это было, о чем она так громко промолчала и что именно мне должно было не понравиться -- я не поняла и догадаться по контексту не смогла тоже.

Есть такая, кажется китайская, притча. Идут по лесу двое: умудренный, уважаемый монах и молодой послушник. Доходят до ручья, а там женщина молодая, красивая, в длинных роскошных одеждах, в легких туфельках, и никак она не может через ручей перебраться, ног не замочив, и от расстройства чуть не плачет уже... Ну, взрослый монах женщину подхватил, посадил себе на закорки и в три шага преодолел этот пустяковый ручей. Ссадил, она горячо поблагодарила, и пошли они дальше. Взрослый идет, насвистывает, птичками любуется, а молодой сопит и разъяряется все сильнее, как закипающий чайник, и наконец прорвало его.

О достойный, говорит молодой монах, как вы могли! Вы, святой человек, про которого я слышал, что помыслы ваши чисты как лепестки сливы! Вы прикоснулись к женщине, к сосуду греха и обители зла! Вы держали ее на руках, касались ее тела, посадили ее себе на плечи! А теперь идете себе и любуетесь птичками, как будто так и нужно!..

Я перенес эту женщину через ручей и оставил ее на берегу ручья, отвечает старший. А ты с тех самых пор тащишь ее у себя на плечах.
Tags: и другие веселые истории
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments