murmele (murmele) wrote,
murmele
murmele

о тделил свет от тьмы

Веду растительный образ жизни, читаю Лукьяненко -- те Дозоры, которые не прочла раньше.

Мне тут, кстати, сказали в полушутку: ты зачем его читаешь, он же фу! Почему, говорю, фу? Ну как же, он же высказывается о том-то и о том-то не в том духе, как это принято у нас, людей с хорошими лицами!.. А пофиг, отвечаю. Я, говорю, с ним не знакома и не дружна, кофе с ним не пью, о политике не разговариваю, здоровьем тещи не интересуюсь. Для меня, говорю, писатель это не честь и совесть и не зеркало, а такая служебная функция, производитель продукта: он пишет книжки, чтобы я их читала. Я их читаю, мне... ну, скажем так, забавно. Не будет забавно -- не буду читать. Аналогичным образом мне совершенно все равно, что думает о жизни, Вселенной и всем остальном, моя маникюрша, пока она хорошая маникюрша и не ездит мне по ушам во время работы чересчур активно. Лукьяненко-то по ушам, конечно, ездит, но в специально отведенных местах, например в своем жж; так тут со стопроцентной точностью работает древний анекдот "а не ходи в наш садик, нехороший". Это очень некрасивая, эгоистичная позиция, я понимаю; ну что поделать, я Тёмная.

Между прочим, дело ж не в том, что я презираю всех писателей или там маникюрш. Это абсолютная неправда. Я просто считаю, что их личные дела -- это их личное дело. Если я дружу с каким-то конкретным писателем, или какой-то конкретной маникюршей, или каким-то конкретным... кем? -- ну пусть сисадмином, то интересны они мне сами по себе, как Вася, Таня и Петя, а не как представители неких профессиональных множеств. Более того, я очень легко допускаю ситуацию, что мой друг Вася мог бы быть очень хорошим человеком, но (к примеру) маникюршей при этом плохой, и я бы знала об этом и не доверяла ему свои ногти, но на мое мнение о Васе это знание почти бы и не влияло. Почти. Потому что реально хороших профессионалов я при прочих равных уважаю больше, чем самовлюбленных пинателей балды. Но это я отвлеклась, хотела-то о другом.

Лукьяненко, как всем вероятно известно, писатель детский. Для среднего и старшего школьного возраста, как писали раньше на всех произведениях в жанре фантастики. В первую очередь, это известно ему самому, и в отличие от взрослых писателей "легкого" жанра, чье дело -- развлекать, Лукьяненко еще и воспитывает. Он считает важным донести до читателя свою мысль во что бы то ни стало, в целости и сохранности, чтобы читатель ее понял, осознал, запомнил, не забыл никогда и последовательно применял бы в течение всей дальнейшей жизни. Дозоры, я полагаю, вышли, как из гоголевской "Шинели", из считалочки Пелевина про силу ночи, силу дня. Взрослый писатель Пелевин один раз сказал, и все запомнили (правда, с тех пор уже, наверное, и забыли), а детский писатель Лукьяненко повторяет раз, и другой, и третий, потом поясняет на примерах, потом разбирает похожие и пограничные случаи, потом опять поясняет на примерах, потом спохватывается -- а самое главное-то забыл! -- и повторяет еще раз десять. Так что не усвоить невозможно: Светлые и Тёмные ничем не отличаются друг от друга, ВООБЩЕ ничем. Оба хуже.

И вот при таком раскладе мне очень интересно все-таки понять, на основании чего Светлые ненавидят Тёмных, а Тёмные ненавидят Светлых. Нет, я конечно могу сказать себе, что это такое же непреодолимое, эпическое разногласие, как между болельщиками "Спартака" и "Зенита" -- я своими глазами видела, как едва не подрались двое приятелей, а если бы я спросила, из-за чего, вот на пальцах мне объясните, из-за чего, мне же интересно! -- так накостыляли бы с двух сторон уже мне. Это очень возможная версия, да. Но неинтересная, потому что ничего (лично для меня) не объясняющая.

Я, по большому счету, помню только одно бросающееся в глаза различие между Светлыми и Темными на весь прочитанный мною массив текста. Он касается плохой девочки и хорошего мальчика, которых обоих отправили в Артек -- после тяжелой травмы откармливаться эмоциями отдыхающих пионеров. И девочка питалась дурными эмоциями, насылала на детей кошмары, с этим все понятно; а мальчик -- хорошими, он делал так, что дети становились менее счастливы. Не несчастны, нет, -- просто не настолько счастливы, как могли бы.

По мне, мальчик и в самом деле причинял меньшее зло, чем девочка. Но я могу и ошибаться, ведь я -- Тёмная.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 69 comments