murmele (murmele) wrote,
murmele
murmele

о предновогоднем

У меня на работе много разговоров последнее время о кризисе, о росте цен (и когда хозяйка приходит жаловаться на рост цен на бумагу, то как тут заикнешься о росте цен на гречку и связанной с ним прибавке к жалованью) и вообще -- мы все умрем. Вот прямо Новый год отпразднуем, а потом немедленно умрем. Зачитывали даже вслух некую статью, в которой напоминалось, как 2-го января 1992-го года Гайдар "отпустил" цены, и в результате к концу года цена на хлеб составила 1572 процента (условно; я не помню точную цифру, и лень проверять, но порядок величины примерно такой). Разумеется, когда Дорогая Сослуживица (тм) спустя ровно три минуты пересказывала эту же, ею же только что прочитанную статью только что вошедшей другой Дорогой Сослуживице (тм), помоложе, то это уже звучало как "вот приходишь ты 2-го января в магазин, а там хлеб подорожал в полторы тысячи раз, по сорок тысяч рублей буханка". Но это-то ладно. В конце концов, она пережила 1992-й, и я пережила, и мы все тут сидящие пережили -- кроме тех, конечно, кто тогда еще не родился.

Между прочим, интересно, что 1992-й наступил после 1991-го, в котором, если кто помнит, случилась быстрая, аккуратная, практически бескровная революция, тюрьма народов распалась, ненавистный тиран ушел в отставку, компартия была распущена и практически запрещена, и некоторое время ликование т.н. людей с хорошими лицами не знало предела -- ну, это всё было, как если бы Брэд Питт пришел и предложил руку и сердце и все капиталы переписать. Через месяц-другой ликование, конечно, подувяло, когда например еда кончилась в магазинах вся и совсем, так что ее появление с Нового года по новым ценам (не сразу в 15 раз дороже, конечно, а по чуть-чуть) было воспринято вполне благожелательно.

А еще до этого -- до этого, граждане, был Советский Союз и дефицит как совершенно рядовое явление. Он везде был разный, и в одних местах не было действительно вообще ничего, а в других всего лишь бананы завозили недозрелые и телячьи сосиски к вечеру кончались, приходилось обходиться говяжьими; у нас было нечто среднее, и кстати шутка "в Воронеж как-то бог послал кусочек сыру" была как раз несправедлива, потому что сыр у нас был всегда -- вот колбасы не было, а сыр был, иногда даже одновременно и российский, и пошехонский, и голландский. Я, впрочем, была не бог весть какая хозяйка, а уж обсуждать тогдашний ассортимент магазинов и его доступность с теми, кто тогда разве что в детсткий сад ходил, я и вовсе не стану. Но, во всяком случае, мясо покупалось исключительно на рынке (и надо было караулить и иногда договариваться), а вот кур иногда выбрасывали. Иногда. Рееееедко. Тогда сразу надо было занимать очередь и хватать сколько дают, обычно не больше двух в одни руки, а потом опять занимать и хватать, если повезет конечно.

И вдруг однажды в конце декабря, как раз мама была в командировке в Германии, эти самые куры появились. Они были в нашем диетическом, и в "утюжке", и в диетическом за углом. Их все равно давали не больше двух в одни руки, но очереди через несколько дней уже были не очень большие, а потом и вовсе исчезли, но все равно же было понятно, что это какая-то случайная флюктуация, не может такого быть, чтобы эти куры остались с нами навсегда, наверное, какой-то лимит по случаю конца года, -- поэтому надо запасаться. Я покупала по две курицы каждый день по дороге из универа, а иногда еще ходила потом специально и покупала еще две. В морозилку их особо много не помещалось, поэтому кур, утрамбованных в авоськи, бабушка вывешивала за окно, благо стояли 20-градусные морозы. Окон у нас в квартире много, и бабушка гнала меня за курами снова и снова, и я обреченно таскала их за длинные, старческие когтястые лапы.

А потом пришел Новый год, который я отмечала не дома, а в компании с подругой и ее знакомыми мальчиками, там было скучно, мальчики чудовищно напились и наперебой ухаживали за подругой, в доме было даже почитать нечего, а уйти среди ночи -- я была не готова тащиться пешком в мороз черт-те откуда, так что пришлось ждать утра и автобусов. И возвращаюсь я, значит, в восемь утра в Новый год, мороз зверский, ветер, мелкий снег в морду, я злая как собака, спать хочу невыносимо, жизнь в очередной раз не удалась, чему и удивляться, а диетический на углу уже открыт. Зашла хоть погреться.

И там -- ЕСТЬ КУРЫ.

Ну чего, купила двух, взяла за лапы, понесла домой. Так и живу. Сколько лет прошло, всё так и живу.
Tags: и другие веселые истории
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments