murmele (murmele) wrote,
murmele
murmele

о проблемах реализма

У меня есть стыдный, тайный порок. Настолько тайный и стыдный, что я превентивно треплюсь о нем на всех углах, чтобы никто другой не разоблачил, -- как умный кандидат на выборную должность говорит с трибуны, что в юности насовершал много ошибок и оттого как никто понимает проблемы и трудности молодежи, не дожидаясь, пока всплывут справки из наркодиспансера и фоточки ню. Выбрать скорее всего все равно не выберут, но по крайней мере будешь знать, что со своей стороны сделал всё что мог.

Короче, я страстно люблю читать книжки про Аниту Блейк, королеву вампиров и оборотней. Тупые, нелепые, многословно-картонные книжки, не отягощенные ни единым проблеском здравого смысла, ни единой искренней эмоцией. Про маленькую, хрупкую, непобедимую полицейскую Аниту, чье тело с ног до головы покрыто боевыми шрамами и увешано оружием под крошечным декольтированным в обтяжку. Аниту, которая непрерывно доказывает всей полиции, всему спецназу, всему свету, что именно она тут самый крутой мужик, не спускаясь при этом со своих пятидюймовых шпилек (которые она, разумеется, терпеть не может). Аниту, чьи любовники исчисляются десятками и разнообразно прекрасны и прекрасно разнообразны, как персонал дорогого борделя, которые только и пекутся об Анитином счастье -- то вместе, то поврозь, а то попеременно. (Да, мулаты среди них тоже попадаются.) Помимо всего этого, Анита еще и наносит читателю добро и причиняет пользу, обучая толерантности по отношению ко всяким гадам -- по крайней мере до тех пор, пока эти гады кого-нибудь не загрызут; а впрочем, если они достаточно хороши собой, то и тогда.

Короче, чистое, незамутненное удовольствие, не имеющее решительно никого отношения к реальной жизни.

У меня радость, я обнаружила на флибусте свеженький, двадцать первый роман серии в каком-то любительском переводе и читаю его, понемножку, урывками, растягивая удовольствие, -- и внезапно поняла, что же самое неправдоподобное, самая большая брехня в истории Аниты. Разумеется, не факт существования вампиров и оборотней как таковой: это не брехня, это нормальное, уважаемое фантдопущение. Не невероятная и всё возрастающая крутизна Аниты: это не брехня, это всего лишь законы жанра. (С грустью думаю я о том неизбежном моменте, когда Анита свернёт пространство, закуклится и остановит время -- и писать станет не о чем.) Не нелепые и невозможные описания секса: это тоже законы жанра, вся эротическая литература принципиально пишется только и исключительно девственницами, в расчете на то, что и читать будут они же. Насчет драк и пострельбушек я не компетентна, но, думаю, и с ними всё обстоит точно так же... Короче, это всё фигня и дело совсем не в этом.

Самое же неправдоподобное, то, что и допустить-то невозможно, каким бы опытным читателем брехни ты ни был и как бы ни старался принимать предложенные автором условия задачи, -- это что все бесчисленные Анитины мужики, независимо от видовой принадлежности, буквально на каждой странице только к тому и стремятся, чтобы...

Нет, вы не поверите.

Чтобы в самый неподходящий момент (например, когда она только что в очередной раз спасла мир и возвращается домой на рассвете, вся в синяках, вымотанная в тряпочку и мечтающая только вымыться, выпить чашку кофе, получить своих десять оргазмов и заснуть) ПОГОВОРИТЬ С НЕЙ ОБ ИХ ОТНОШЕНИЯХ.

Боже правый, думаю я, поглубже залезая под два одеяла и плед, какое все-таки счастье, что я -- не Анита!.. -- и читаю, читаю, а книжка кончается к сожалению так быстро...
Tags: и другие веселые истории
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments