murmele (murmele) wrote,
murmele
murmele

о tempora o mores

Взялась читать про барышню-детектива досточтимую Фрину Фишер. Написано более-менее сейчас, а дело происходит в веселые двадцатые. Героиня непринужденно носит брюки, чередуя их с невозможно роскошными вечерними туалетами, водит гоночное авто и аэроплан, с легкостью заламывает голыми руками двух громил в криминальных закоулках, направо и налево причиняет добро и уничтожает зло, доставляя особо омерзительных преступников в полицию упакованными в оберточную бумагу, и находит отдохновение в легких, не касающихся сердца интрижках с красивыми юношами. Короче, клюква развесистая, как баобаб, читается довольно бодренько, даже в общем-то иной раз и забываешь, что книжка-то современная. А потом вспоминаешь и удивляешься.

Например. Найдено в собственном саду тело мужчины с расколотой головой. Удар нанесен большим камнем, с чудовищной силой, камень в крови и ошметках мозга валяется тут же. В убийстве обвинен сын покойного. Покойный был таков, что человечество от его смерти только выиграло: он не давал сыну денег на заведомо проигрышный бизнес, поколачивал жену, насиловал дочь и даже -- нет, ну это пожалуй уже перебор, нельзя же до такой степени нагнетать краски! -- орал на соседских бедных детишек, заставая их в своих роскошных владениях. А сын -- отличный парень, к тому же он говорит, что отца не убивал, и кажется даже действительно не убивал, хотя от наказания его следует спасти в любом случае... Ну ничего. Досточтимая мисс Фрина Фишер тут же, на месте, понимает, как всё случилось на самом деле! Небольшое расследование, и вот уже все заинтересованные лица собраны на детском празднике, который организован в усадьбе покойного (сын отпущен под залог, тело если и похоронено, то земля на могиле еще не осела). Дети пьют лимонад, едят пирожные и играют в "музыкальные стулья", взрослые, включая инспектора полиции, перебиваются коктейлями, тарталетками и покером, а потом леди-детектив предлагает сыграть в убийство и реконструирует картину преступления.

Дело, напоминаю, происходит в середине двадцатых годов. Свежайшая новость, которая занимает все умы, от светских дам до беспризорных детишек, -- открытие гробницы Тутанхамона. Дети особенно прониклись, стали строить свою пирамиду из булыжников, приготовленных для ремонта мостовой, хотели с почестями похоронить вполне живого соседского котенка, но в общем-то удовольствовались куклой с оторванной головой, приготовили запасы еды (обслюнявленные леденцы), драгоценности (стеклышки), рабов (оловянные солдатики в нарисованных юбках) и все остальное, что положено. Строительство было уже почти завершено, оставалось водрузить самый верхний камень. Удобнее всего это было сделать, спустив его на веревке с дерева. Крепкий мальчик лет восьми залез на дерево, втащил камень... И тут им помешали. Строительство-то велось в этом самом парке, на запретной территории, к дереву зачем-то явился хозяин и начал орать, и сидящий на дереве малыш, изо всех сил удерживающий тяжеленный камень, его нечаянно выпустил. Вуаля. Череп почтенного джентльмена расколот пополам, дети убежали и никому ничего не сказали, а следы потом замели побитая вдова и изнасилованная дочь. И тоже никому ничего не сказали.

Короче, резюмирует досточтимая Фрина Фишер, не было никакого убийства -- а только несчастный случай, в котором никто не виноват. И все продолжают выпивать, закусывать и веселиться. То есть маленький ребенок стал непосредственной причиной, а еще несколько детей -- свидетелями скоропостижной и неряшливой смерти, и это никого не парит, никакой психологической помощи, ничего! Пустяк, разрешившееся недоразумение.

Это ж надо так проникнуться духом времени, с уважением думаю я об авторше.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments