murmele (murmele) wrote,
murmele
murmele

о трудных подростках

Элизабет Джордж, чьи детективы я продолжаю читать, плача и колясь, регулярно использует один и тот же, очень эффектный, сюжетный прием. Вот кого-то убили. Начинается расследование, изучается личность убитого, его окружение, -- и обнаруживается невероятное множество мотивов, по которым разные люди могли желать ему смерти. Тут тебе и месть, и ревность, и деньги, и материал для шантажа, и возможность убить-то была у многих, и все такое вкусное, что прямо даже непонятно, как покойничек дожил до самой смерти, если убийцы в очередь к нему стояли... А потом, уже на последних 10 страницах, внезапно выясняется, что никто из этих стоявших в очереди ни по одному из этих бесспорных мотивов его не убивал, а убили его вообще случайно, как ту подводную лодку за компанию с золотой рыбкой, целью же была старушка из дома напротив, да и старушку-то перепутали по ошибке. Опачки.

Вот и в последнем из прочитанных мною детективов та же фигня. Там орудует серийный убийца, но благодаря тому, что его излюбленная мишень -- трудновоспитуемые подростки, главным образом цветные, полиция спохватывается далеко не сразу: подумаешь, нашли зарезанного негритенка (а среди трудновоспитуемых подростков множество цветных), которого даже и не хватился никто, да хоть бы их и всех перерезали, легче бы дышалось... Но потом, на пятом трупе, на этот раз белом, все-таки спохватились, получилась большая неполиткорректная неловкость, пресса взволновалась и стала задавать неудобные вопросы, и чтобы переключить внимание журналистов с некомпетентности полиции на что-нибудь более приятное, Большой Начальник -- тупой мерзавец и самодур -- санкционирует большую статью в желтой прессе о лицах, ведущих расследование. Первым номером идет начальник оперативной группы, главгерой серии, суперинтендант Линли, восьмой граф Ашертон, от своих предков, денег и земель по велению сердца пошедший на службу в полиции, а также его беременная жена и его прекрасный особняк 18-го века в Белгрейвии. С фоточками. Понятно, что все вменяемые люди в ужасе и бешенстве, но начальнику насрать, а буквально на следующий день графиню леди Ашертон, тоже между прочим дочь графа, носящую под сердцем девятого графа Ашертон, застрелили прямо на ее собственном крылечке. Ну разумеется, это маньяк демонстрирует свою безнаказанность! Тем более что камеры наблюдения запечатлели стрелявшего, цветного подростка, а рядом с ним был взрослый с закрытым лицом, разумеется, он и есть маньяк... Ан нет. Оказывается, что маньяк маньяком, газеты газетами, а подросток просто-напросто проходил ритуал приема в банду: такое вот у них испытание, в кого-нибудь выстрелить из пистолета, все равно в кого.

В следующем романе, уже не детективном, нам подробно излагают невыносимые обстоятельства жизни цветного мальчика из бедного района: его отец-алкоголик, который излечился от пагубной страсти, но все равно был убит в посторонней разборке на глазах у детей, его мать -- не то наркоманка, не то просто сумасшедшая, бабушка, бросившая их на произвол судьбы ради сожителя-нелегала, равнодушная эмансипированная тетка (в анамнезе рак и два бывших мужа, один сторчался, другой сидит в тюрьме на пожизненном), дебильный младший брат, сестра, изнасилованная бабкиным сожителем и его друзьями и ложащаяся под кого попало ради дозы. А сам он добрый, чуткий, совестливый, ответственный и пишет талантливые стихи. Нам его так жалко, так жалко, что сразу становится понятно -- ну и как тут бедному 12-летнему ребенку не выстрелить в беременную женщину ради того, чтобы тебя хоть кто-нибудь признал своим...

И тут я думаю о Родионе Раскольникове. Которому тоже конечно пришлось несладко, но все-таки не до такой же степени, и взрослый же он был, должен бы уже соображать, -- однако же нет, мозгов, видимо, примерно столько же. Но самое печальное, что он даже банду себе найти не смог, и убивать ему пришлось только для того, чтобы его признал своим -- он сам.

И чего-то мне его даже и не жалко.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 100 comments