murmele (murmele) wrote,
murmele
murmele

о красоте

Существует такая печальная разновидность человеческих существ -- девочки, которые ТОЧНО ЗНАЮТ, что они уродины.

Я когда-то давным-давно читала переводной фантастический рассказ и недавно его нашла заново -- про вот такую вот некрасивую девочку. У нее была красавица мама, с которой и сравниться-то было нельзя, уж за этим-то мама следила, -- когда девочке исполнилось 16, мама закатила вечеринку для всего класса, купила ей нарядное платье и сама уложила волосы, и сделала это с таким умением и чутьем, что девочка выглядела во всем этом великолепии еще уродливее, чем обычно, просто-таки дебильным младенцем-переростком, а мама, в серебряной парче с голой спиной, кружила головы всем мускулистым футболистам. Тут девочка решила все-таки взбунтоваться и назло маме стать еще уродливее, стать настолько безобразной, что мама просто не решится, посовестится перед людьми и побрезгует сама перед собой красоваться на фоне такого кромешного ужаса. Результата она хотела достичь в основном с помощью невинного театрального грима, и ей в общем удалось, но тут начался всякий стивенкинг, ветер переменился и она осталась такой навсегда. Тут-то она конечно поняла, что раньше были цветочки, и провела взаперти, в слезах и тщетных попытках отмыться, всё лето... А в сентябре в школу случайно зашел охотник за новыми лицами из модельного агентства, и теперь ее уродливое, безобразное, жуткое лицо злобно смотрит на вас из каждой витрины газетного киоска, и каждая девочка и каждая мама мечтают быть на нее похожими. А что вы хотите, это же фантастика. Но там, между прочим, ничего не говорилось о том, стала ли счастлива прославившаяся героиня, полюбила ли она свое лицо за то, что его полюбили миллионы.

В "Ведьмаке" тоже был похожий пассаж: о том, что в ученицы колдунам отдают только совсем безнадежных в плане замужества, уродливых, а то и увечных; и если увечья учитель вылечивает сразу, для пользы дела, то красоту ученица должна наколдовать себе сама, как сумеет, и это очень стимулирует учебный процесс. Так что взрослые колдуньи все как одна хороши собой... и все до единой были когда-то уродинами -- и помнят об этом.

А если без фантастики, то ведь множество девочек знают, что некрасивы. Откуда? Бог весть: не у всех же были злобные и завистливые красавицы-мамы. Правда ли это? Как правило, нет. Что они делают дальше? По-разному: некоторые убивают миллионы денег и часов на то, чтобы стать красивыми, некоторым удается, а некоторым даже удается поверить, что удалось; некоторые озлобливаются и думают, что всё хорошее достается красивым пустышкам (потому что, разумеется, все красивые -- пустышки), а у них зато Внутренний Мир, но никто не желает его разглядеть; некоторые решают, что "главное чтоб человек был хороший", и иногда действительно становятся хорошими людьми, которых все за это любят; некоторые бегают за каждым и всяким с несытым взглядом покалеченной собачонки в поисках хозяина, некоторым удается-таки найти такого хозяина, ведь мир богат и разнообразен и в нем чего только нет; ну и так далее. Бесконечное разнообразие вариантов. Много-много несчастных девочек.

Я не знаю, какой из этого вывод. Кроме того, разумеется, что всегда надо говорить девочкам, что они красивы.

И мальчикам, кстати, тоже.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 44 comments