murmele (murmele) wrote,
murmele
murmele

о людях и судьбах

По поводу вчерашнего поста друг сказал: эка невидаль, это ж дисперсия. Чего, спросила я жалобно. Ну, дисперсия. Понятие такое в статистике. Сначала все хуже обычного, потом все лучше обычного, -- а в сумме то на то и выйдет.

И тут я вспомнила одну историю, услышанную лет десять назад. Мы случайно разговорились с одной посторонней женщиной. Началось почему-то с трудностей содержания больших собак в городской квартире, и эта женщина сказала, что у нее когда-то была овчарка и она каждый день, в любую погоду, вывозила ее в лес побегать. Я зацепилась ухом за это "вывозила" -- речь шла о таких временах и таких местах, когда женщина за рулем была в общем-то большой редкостью, -- уточнила, и слово за слово она рассказала мне историю своей жизни, прямо как в романе Эжена Сю. Такую же замысловатую и поучительную.

В маленьком городке во времена позднего застоя жила-была счастливая советская семья. Муж был электрик, жена -- медсестра в поликлинике, двое маленьких сыновей. Жили они с родителями в двухкомнатной хрущевке, тесновато, конечно, но другие и теснее жили, а к тому же они стояли на очереди на квартиру и очередь эта должна была подойти как раз тогда, когда старший сын вырастет и даже, пожалуй, захочет жениться. Короче, все у них было нормально, обычно, как у всех, но тут они выиграли в лотерею "волгу".

Тут надо объяснить тем, кто не застал. В принципе-то автомобили при советской власти продавались. Стоили они дорого -- "москвич" пять тысяч, "жигули" семь, "волга" десять. И, конечно, их нельзя было просто так пойти и купить: просто так пойти и купить нельзя было, кажется, вообще ничего. Надо было опять же стать на очередь, предварительно доказав, что ты хороший и заслужил, и тогда -- быстрее, чем квартира, всего лишь года через три-четыре, как раз успеешь денег скопить и назанимать, -- приходила открытка и ты ехал забирать своего красавца, "москвича" или "жигуленка". Но не "волгу", нет. "Волгу" кому попало продать никак не могли, существовал четкий список чинов, должностей и званий, носителям которых разрешалось владеть "волгой", купленной за их собственные десять тысяч рублей, а остальным ни за что бы не продали. Еще более высоким должностям, чинам и званиям полагалась "волга" служебная, так называемая персональная, бесплатная и с водителем; вообще, начиная с определенной ступени социальной лестницы жизнь становилась удивительно дешева, практически бесплатна, но это уже другой вопрос. Короче, "волгой" мог владеть либо большой человек, непростой, -- либо, почему-то, счастливчик, выигравший ее в лотерею и тоже таким образом доказавший, что он непрост. И розыгрыши эти были совершенно честные, что и доказывает моя история. Однако, если вдуматься, зачем такому вот счастливчику, электрику вшестером в двухкомнатной хрущевке, именно "волга"? Тогда как цеховику, подпольному миллионеру, у которого всё есть, а "волги" для полного счастья не хватает, не видать ее никогда... А билеты ведь были не именные, и никто не знал, кому достался выигрыш. В общем, семье той женщины повезло еще раз: их как-то через десятые руки связали с таким вот Корейко, и он купил у них выигрышный билет аж за целых ТРИДЦАТЬ, вдумайтесь только, тысяч рублей.

На эти деньги они могли позволить себе абсолютно всё, хотя конечно с умом и с оглядкой. Они купили кооперативную квартиру, сразу трехкомнатную. Они купили дачу. И "ниву", не так красиво, зато не в пример практичней, если на дачу, или за грибами, или вот собаку погулять вывезти. Собаку они тоже завели, раз уж такой простор у них образовался. И в дом они купили всё -- и гарнитуры мебельные югославские, и ковры румынские, и фарфор немецкий с чешским хрусталем, и телевизор японский с видеомагнитофоном. И никак нарадоваться на свою удачу не могли. Тут-то моя собеседница и выучилась водить машину, потому что муж все время праздновал, так что если ждать, пока он протрезвеет, никогда никуда и не поедешь.

А дальше... Ну в общем он праздновал все больше и больше, все круче и круче, и однажды она хотела помешать ему праздновать, а он сломал ей нос, и она написала на него заявление и мириться не захотела, и он сел в тюрьму. А пришел через год из тюрьмы, ясное дело, хуже прежнего, твердо конечно зная, кто ему жизнь-то испоганил, и не захотела она его впустить в чистую и красивую квартиру, где жила с детьми и овчаркой, и он замерз насмерть в сугробе. А потом, как раз когда бы на ту квартиру, государственную, очередь бы подошла (только уже давно началась перестройка и никаких квартир никому не давали), старший сын, красавец и умница, заболел и умер, и все деньги, которые удалось за эту квартиру, кооперативную, выручить, ничего тут не изменили. Да и младший сын огорчал: не захотел в нормальный институт идти, на инженера, пошел на журналиста учиться, слыханое ли дело, разве ж это работа для мужика, да еще и женился (тут она стыдливо понизила голос) на еврейке... Хорошо хоть внучка вот есть, радует, пока маленькая, но кем она вырастет у таких-то родителей негодящих.

Рассказала я, значит, эту историю другу, как пример той самой дисперсии. Да-а, ответил он, как интересно люди живут... Да уж, отвечаю, лично я бы предпочла унылое прозябание.

А только вот интересно мне, сошлось у той женщины "в ноль" или все-таки она проиграла? Друг считает, что проиграла, потому что надо же и динамику учитывать. А я считаю, что проиграла по-любому. У Иова динамика была вроде бы положительная, да только все равно ни капельки я ему почему-то не завидую.
Tags: и другие веселые истории
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 61 comments