murmele (murmele) wrote,
murmele
murmele

о любви

Рассказ Линор Горалик из цикла "Смотри, смотри, живая птица".

Теория обороны

– Ну, внешность мы, конечно, напишем последней, – сказала та девочка, что повыше. – Да, согласилась вторая, а первой мы напишем честность. – Или надежность? – спросила первая. – Нет, сказала Таня, честность. Надежность дело такое, а честность – это всегда приятно. Даже если подведет, например, но скажет об этом честно. – Тогда надежность второй, – сказала Инна. – И еще, деньги мы куда пишем? – Совсем последними, – сказала Таня, – даже после внешности. Высокой девочке явно хотелось как-то возразить, но она постеснялась и написала на красиво оформленном листе: "Деньги", в самом низу, так, что буквы получились слегка приплюснутыми. – Надо было писать не "деньги", а "финансовое состояние", – сказала Таня, – ну да ладно, это же все равно только для нас, поймем. Качели поскрипывали, и ей представлялось, что они с подругой плывут в лодке по заросшей травой маленькой речке. "Под скрип уключин", – подумала она. – Еще куда-нибудь в конец надо написать "родители", в том смысле, кто у него родители, – сказала Инна. – Ну это перед внешностью, – сказала Таня. – Ты в смысле – где работают или какое воспитание у него? – Я в обоих. – Тогда пиши перед внешностью. Инна написала и спросила: еще что? – Ум, – сказала Таня. – Таланты. – Одно и тоже, сказала Инна. Нет, – Таня оттолкнулась ногой, и качели издали протяжный плачущий звук, – нет, ум – это как себя ведет, а таланты – это пение там, математика. Что куда? – спросила Инна. – Что у нас там наверху? "Честность", "Надежность". – Ну вот и пиши: "Ум", а потом – "Одаренность". Не отрываясь от выведения букв, Инна левой рукой почесала коленку, лист выскользнул и упал в траву, девочка соскочила, подняла его, отряхнула с изнанки комочек весенней грязи и села обратно. – Еще "спортивность", сказала Таня. Инна посмотрела на подругу и ухмыльнулась: – Это ты, дорогая, рассматриваешь частный случай. – Нет, сказала Таня, смутившись, – это же и здоровье, и как движется, всякое такое. – Если по-серьезному, – сказала Инна, – это как-то не очень важно. – Ну, напиши там поближе к концу. Перед родителями или что там. Инна написала. Посреди списка оставался еще небольшой зазор. – Ну что, все? – спросила она. – Да вроде, – сказала Таня, – из таких главных вещей вроде все. – Ты думаешь, надежно? – Ну, смотри, все надежнее, чем до сих пор. До сих пор мы влюблялись как попало, особенно ты. – Ну уж особенно я! – Ну, прекрати, ты же понимаешь. И все получалось плохо, потому что мы не могли оценить; a теперь можно будет сразу посмотреть, поставить баллы и знать, хоть стоит или не стоит. – Какой у нас проходной будет? – спросила Инна. – А сколько их всего? – Таня изогнулась и заглянула в разрисованный лист. Инна потыкала ручкой в пункты. – Восемь. Ну вот если восемь на пять это сорок, пусть хоть тридцать будет. – Не много? – спросила Инна с сомнением в голосе. – Много? – Taня слезла с качелей и смотрела на подругу печально. – Да нам надо вообще меньше, чем на сорок, не соглашаться! Но такого человека я знаю только одного. Тебе он не подойдет. – У него не сорок, – сказала Инна, – они бедные, он только с папой живет, ты видела их машину? – Ну и что, – сказала Таня, – зато у него за другое надо шестерки ставить. Короче, пусть будет тридцать проходной. Посмотрим еще, что у нас получится. Слушай, сказала Инна, вот еще: чтобы он нас любил, как мы это пишем? Таня подняла сумку с детской скамеечки, посмотрела себе под ноги и сказала: А что тут писать? Так и пиши – "Любит". Третьим пиши. Или четвертым.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments